venturelli.com art-blesk.com Chacott for professionals Реклама на сайте
Художественная гимнастика для Вас
Главная | Форум | Поддержать сайт | Регистрация | Вход
Понедельник, 05.12.2016, 15:29
Приветствую Вас Гость | RSS
rsg-shop.com allfordance.com
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 7 из 7«12567
Форум » Художественная гимнастика » Всё о Художественной гимнастике » Ренальд Кныш: Как делать олимпийских чемпионов? (рекомендуем ознакомиться)
Ренальд Кныш: Как делать олимпийских чемпионов?
KaterinkaДата: Понедельник, 27.10.2014, 13:17 | Сообщение # 1
Группа: Модераторы
Сообщений: 65222
Статус: Offline
Ренальд Кныш: Как делать олимпийских чемпионов?


Источники: sportgymn.borda.ru - www.3-liga.ru
art-blesk.com pastorelliolympic.ru
KaterinkaДата: Понедельник, 27.10.2014, 13:42 | Сообщение # 61
Группа: Модераторы
Сообщений: 65222
Статус: Offline
Избегайте частых сборов

Свободен тот, кто не таится

От алчных грабящих властей.

Не врет, чтоб жить, и не боится

Все потерять в судьбе своей.

Кто свой талант и силы может

Для дел больших употребить

И знает, что закон поможет

Ему достоинство хранить

Большой вред росту мастерства спортсмена приносят частые или продолжительные сборы, где собирается вся сборная страны. Полезны они бывают, если проводятся не чаще, чем раз в четыре месяца и продолжительностью не более десяти дней. Почему? Причин много, вот главные из них: нарушается выработанная годами система тренировок, которая предусматривает достижение результата хотя бы в одном месте упражнения, а не формальное прохождение всех снарядов с заучиванием ошибок, так как исправлять там их невозможно, поскольку главная цель сборов — стабильность. Там ваша методика неприемлема: нет подсобных снарядов, к которым вы привыкли, нет подсобного ученика, массовость, время ограничено, нет вдохновения, раскованности... К тому же разминка проводится безобразно, хореограф и акробат вмешиваются в ваши дела, хотя ничего не понимают и портят у вас на глазах ваши замыслы, а вы должны во избежание враждебности молчать, так как они — “специалисты!”

А если к этому прибавить разлагающие разговоры и лень участников сборов, и глупые или хитрые распоряжения старшего тренера, хорошо заботящегося лишь о своей выгоде и об уничтожении соперников, то поймете, что сборов нужно избегать всеми правдами и неправдами, иначе ученик ваш там погибнет. Недаром есть тренерская поговорка: “На сборы попал — так пропал”.
KaterinkaДата: Понедельник, 27.10.2014, 13:42 | Сообщение # 62
Группа: Модераторы
Сообщений: 65222
Статус: Offline
Вот некоторые советы:

1. Начинайте выходить в свет лишь тогда, когда у ученика будут отработаны все комбинации;

2. Не занимайте на второстепенных соревнованиях высоких мест, объяснив ученику, зачем это делается;

3. Ссылайтесь на болезни и травмы ученика, идите на уменьшение зарплаты, но не выезжайте на долгие сборы;

4. Выступайте хорошо лишь перед первенством мира и Олимпийскими играми, но осмотрительно, только так, чтобы попасть в команду.

Однако если методика обучения у вас такая же примитивная, как на сборах, или вы не верите в свои силы, то сборы вам не повредят, а даже очень улучшат ваше материальное положение, так как в 3-4 раза увеличат вашу зарплату. Но обычно все тренеры ездят на сборы, даже понимая их вредность для ученика. Это происходит по двум причинам. Первая — тренер боится, что его ученика не поставят в команду или переманят в столицу. Вторая — материальная.

…Я это очень хорошо ощутил, когда у меня забирали учениц. Говорили им, что тренер у них молод и глуп, а на сборах поручали тренировать их кому-нибудь из москвичей, после чего девочки возвращались домой совершенно пустыми и травмированными. За полгода потом я едва мог вернуть их в прежнее состояние.

Особенно беспощаден старший тренер, ученик которого считается первым номером в команде. Ему предоставляется полное право уничтожать всех соперников в стране. А если вдобавок руководителем федерации является олимпийский чемпион, то такой дуэт обязательно подорвет или даже погубит свой вид спорта. Даже честное руководство пока еще почему-то мало где понимает, что поручать чужому тренеру главенствовать в сборной — то же, что волку доверить пасти овечье стадо.
KaterinkaДата: Понедельник, 27.10.2014, 13:42 | Сообщение # 63
Группа: Модераторы
Сообщений: 65222
Статус: Offline
Изобретайте свой успех

В спортивном взлете мне судьбу

Решила новизна,

Какую в грубую борьбу

Я привносил сполна.

Известно: новый трюк любой,

Блеснувший первый раз,

Рождает в судьбах шок большой,

А в зрителях экстаз

Новые элементы, впервые выполненные в гимнастике, и новый стиль упражнений производят потрясающее впечатление на судей и зрителей и выводят спортсмена вперед. У меня мои три ученицы семь раз становились чемпионками СССР или мира в опорном прыжке, выполняя каждый раз новый в гимнастике элемент. И Ольга Корбут прогремела, потому что у нее в каждой комбинации было по две новинки и вдобавок новый стиль поведения, полный радости и задора, что специально тренировалось, а не являлось ее врожденным качеством, как думали почти все. Ничего сложного и опасного в исполняемых ею элементах не было, но новое всегда кажется невероятным, значит, очень трудным, поэтому и приводит в испуг, а затем в восторг знатоков гимнастики, довольных, что спортсменка не травмировалась. Поэтому даже Международная федерация гимнастики приняла было решение о запрещении некоторых ее элементов. Потом, перепутав новизну с трудностью, потребовала от всех гимнастов и гимнасток накручивать опасную трудность, лишив, таким образом, гимнастику красоты и легкости, отвратив от нее миллионы поклонников.

Ожидать, что неповоротливая федерация опомнится и исправит заблуждение почти 30-летней давности — бесполезно. Но даже при существующих глупейших правилах есть возможность вернуть красоту. И тот тренер, который постарается это сделать, сразу окажется впереди других. Нужно только много присматриваться, думать, пробовать и... делать совершенно не так, как делают другие.

Некоторым может показаться, что в гимнастике уже все сделано и изобрести новый элемент невозможно. Это не так: есть еще уйма неоткрытых элементов, мелких оригинальных движений и стилей исполнения. Это я смело утверждаю, так как до сих пор никто не сделал ни одного из тех элементов, которые я замыслил и частично опробовал много лет тому назад. Очень мало кто задумывается над полной новизной: обычно фантазия ограничивается увеличением количества оборотов или поворотов.

Для открытия новых элементов нужно много думать, используя весь объем гимнастики и смежных областей. Умных людей и тренеров очень много, но думающих… Думающий — это тот, кто может увлеченно сотни и тысячи часов думать над одной проблемой, отбросив все остальные мысли. Распаленное воображение тогда обязательно что-нибудь находит. После этого нужно много экспериментировать, чтобы найти методику обучения. Для этого нужна опять же изобретательность, в том числе и для разучивания любых элементов. Без нее невозможно создать ничего похожего даже на облегченный снаряд, ускоряющий обучение.

Чем больше вы будете изобретать и экспериментировать, тем быстрее будет прогрессировать ваш ученик… Например, решив делать с ученицами сальто на бревне, я столкнулся с тем, что они отбивали пятки, приземляясь на острые края деревянного бревна. Войлочные и резиновые стельки не помогали. Тогда я выковал по ногам стальные полустельки — и все пошло чудесно!

Видя легкое, многократное выполнение сальто, многие гимнастки в СССР, а затем и во всем мире, отбили себе пятки, пока Международная федерация не сделала бревно мягким…
KaterinkaДата: Понедельник, 27.10.2014, 13:43 | Сообщение # 64
Группа: Модераторы
Сообщений: 65222
Статус: Offline
Ждите подлостей

Спорт, где весь мир сенсаций ждет,

Уже совсем другой:

Ни долг, ни совесть он в расчет

Там не берет с собой.

Начальство силится тогда

Спортсмена придавить,

А неудачу без стыда

На тренера свалить

Если ваш ученик подошел к соревнованиям в отличной форме, не радуйтесь, что он выступит хорошо: возможно, он вообще не выступит. Иногда ему предстоит еще пройти через подлости руководства, тренеров и друзей-спортсменов. Сотоварищи делают мелкие гадости, руководство — большие. Чаще всего это делается, чтобы освободить дорогу для ученика старшего тренера или спортсмена, который не претендует на золото. Вы же, вероятно, слишком ясно показали возможности своего ученика или неосторожно высказались о гостренере, высокомерие которого переносить бывает очень трудно. Вот некоторые подлости, с которыми пришлось встретиться мне.

“Друзья” учат не слушать тренера, пить вино и водку, курить, не соблюдать режим. Не дружат, если ученик прислушивается к советам тренера. Перед соревнованиями подбрасывают в напитки и пищу снотворное или слабительное. А вот более значительный пример подлости. За несколько дней до выезда на первенство Европы Волчецкой были подброшены чужие талоны с подписями. За что ее немедленно дисквалифицировали и на Европу не взяли. Вызывались без меня мои ученицы на сборы и там передавались бессовестным тренерам, перед которыми откровенно или намеками ставилась задача опустить девчат. Тогда старшим тренером был наставник Латыниной, а гостренером — муж Муратовой. Так же поступили и перед Играми в Токио. Поскольку я понял, для чего это делается, то убедил своих чемпионок СССР Алексееву и Волчецкую не верить указаниям любых тренеров, а вспоминать мои советы, для чего написал им секреты каждого элемента и напоминал о них в письмах… Тогда из комбинации Алексеевой на бревне выбросили две прямые, убедив, что времени у нее хватает. На прикидке же из полученных 9.7 балла вычли пять десятых за нехватку секунд и на Олимпийские игры не взяли... Чтобы доконать ее, вскоре вызвали на какие-то сборы, где надорвали ахиллово сухожилие. Через неделю, угрожая снятием со стипендии, опять вызвали на сборы. Там усугубили надрыв, внесли инфекцию, вызвав гангрену, — ее едва спасли от смерти, сделав инвалидом на всю жизнь.

У Волчецкой же выбросили все новое, убедили больше кушать, якобы для силы. Когда же мы с Ю.Э. Штукманом — тренером выдающейся гимнастки Люхиной — прибыли в Токио туристами за две недели до начала соревнований, очень надеясь помочь своим подопечным, то были в ужасе, увидев в какой форме они находятся. Бросились помогать им! Но здесь по отношению к нам было проявлено беспредельное хамство: гостренер Муратов попросту выгнал нас из зала, пригрозив, что если мы еще хотя бы раз встретимся с ними, то их лишат той самой грешной стипендии...

Советские гимнастки были тогда сильнейшими в мире, и они могли обогнать Латынину — вот их и душили, как могли, особенно молодых.

На первенство мира в Прагу мне удалось отправить Волчецкую почти без сборов. Там, на генеральной разминке во Дворце спорта, переполненного зрителями, она так блестяще прошла все снаряды, что, как мне потом сказал один из тренеров, заработала аплодисментов больше, чем вся команда вместе взятая! Столько у нее было нового и оригинального! Но закончился этот триумф большой подлостью — яркую Волчецкую заменили посредственной Муратовой...

…Поскольку нет методики подготовки спортсменов высокого класса, то, конечно, нет и дополнений к ним по тренировке девушек. А особенностей здесь неимоверно много! Не зная их, каждый тренер- мужчина изобретает свою “педагогику”, используя мужские понятия. Узнает странные проявления женской психики и дальше действует в меру своей культуры или испорченности, исходя из того, что ему предоставляется большой выбор любовниц. Кое-кто начинает воображать себя персидским шахом, а подопечных — гаремом, так как все они влюбляются в него и ведут постоянную тайную борьбу за обладание “хозяином”. Это происходит потому, что все девушки должны кого-то любить согласно своей природе, а кроме тренера, с которым они проводят вместе многие часы ежедневно, ни к кому доступа нет. К тому же у них восприятие понятий уважения и любви одинаковое. Ни одна девушка не тренируется для себя, каждая это делает только для тренера. Даже если тренер — женщина. Вот где, кажется, появляются большие возможности для спортивного роста! Но это совершенно не так.

Стоит тренеру избрать себе хотя бы одну из них, как все остальные сразу прекращают трудиться, считая себя оскорбленными. Перестает трудиться и его избранница, считая свою цель достигнутой. Ревнивая группа распадается, а прима гаснет в радости и лени. Вступать в близость с перспективной ученицей — это рубить голову курице, которая несет или должна нести золотые яйца. Часто это делается тренером из-за прямо противоположных понятий, наивно полагающего, что тогда тренировки пойдут плодотворнее. Поскольку по этому тонкому психологическому вопросу никаких советов и предупреждений никем не дается, то получается много брака, не говоря уже об аморальной стороне таких “педагогических приемов”, с которыми самому тренеру трудно бороться из-за известных инстинктов. Один тренер сказал мне об ученицах: “Их в тысячу раз легче соблазнять, чем тренировать”.

Тем тренерам, которые не могут сдерживать себя из-за наклонностей Казановы, лучше не мечтать о больших успехах в женских видах спорта — ничего не получится: мысли о любви с ученицей нужно выбрасывать заранее и навсегда. Здесь большие перспективы могут иметь тренеры-женщины, если приобретут достаточно знаний и гибкости ума, вникая хотя бы в мои советы.
KaterinkaДата: Понедельник, 27.10.2014, 13:43 | Сообщение # 65
Группа: Модераторы
Сообщений: 65222
Статус: Offline
Основные заповеди тренера

Я труд обычный не любил,

Геройство презирал:

Не доблесть в этом находил,

А глупостью считал.

И если я чего-то смог

Достичь в труде своем,

То это было без тревог,

С восторгом и умом

1. У меня есть цель, и я ее достигну!

У тренера должно быть громадное желание достичь чего-то самого великого в своей деятельности. Это желание должно затмевать бытовые неурядицы и соблазны жизни, захватывать полностью его душу и разум. Уверенность в себе — неотъемлемая черта и сила большого тренера.

2. Я изобрету что-то новое — и обойду всех!

Открытия в спорте — кратчайший путь к успеху. Новыми, кроме методики обучения, могут быть элементы, приемы, стили, темпы. Они должны быть более экономичными, чем существующие, или более красивыми, или неожиданными.

3. Я мало знаю, но я буду постоянно учиться!

Если тренер подумает, что он все знает, и перестанет подслушивать, что говорят другие, перестанет анализировать лучшие достижения, перестанет экспериментировать и менять свои взгляды — он больших результатов не достигнет. Гибкость ума — главное оружие тренера (почему другой делает не так, как я, и у него тоже получается?). Упрямство — гибель для тренера.

4. Я буду лучшим другом своего ученика!

Тренер должен уверить себя, что его ученик заслуживает тех жертв, которые он переносит из-за него. Ученик не должен догадываться о бедах своего тренера, а видеть в нем лишь пример для подражания. Если ученик чувствует, что тренер постоянно старается для него и переживает за него, то он чаще всего будет стараться изо всех сил.

5. Высшее спортруководство — мой враг. Но я обхитрю его.

Тренер должен знать, что никто из его спортивного окружения — от коллег до федерации — не будет в восторге от его мировых успехов. Положительно к ним могут относиться лишь земляки-патриоты да правительство. Соперничество и зависть толкают некоторых вредить ему. Но больше всего для этого возможностей имеется у начальства, давно утвердившего свои законы и издавшего свои инструкции.
KaterinkaДата: Понедельник, 27.10.2014, 13:43 | Сообщение # 66
Группа: Модераторы
Сообщений: 65222
Статус: Offline
Эпилог

Друзья! Не нужно звать меня в края чужие —

Туда, где серебро дождем льют облака,

Где реки из вина и горы золотые,

Где жизнь кипучая беспечна и легка!

Не нужен этот мир мне звездно-идеальный:

Чужой он для меня, чужой я для него...

Милее мне мой край — растерзанный, печальный

KaterinkaДата: Понедельник, 27.10.2014, 13:48 | Сообщение # 67
Группа: Модераторы
Сообщений: 65222
Статус: Offline
Тени большого спорта

Стихи и проза жизни Ренальда Кныша

Он живет в маленькой двухкомнатной «хрущевке» далеко не в самом престижном районе Гродно. Он не ощущает ни повышенного внимания прессы, ни особенного отношения местных властей, но радуется, что его наконец–то оставили в покое. Он считает, что когда–то, в молодости, неправильно выбрал профессию, однако 25 лет назад ему был дан шанс начать жить с чистого листа, и он его использовал. Сейчас он заканчивает свой автобиографический роман в стихах, но понятия не имеет, где взять деньги на его издание. Он — Ренальд Кныш, герой спорта, почетный гражданин американского Чикаго и белорусского Гродно, тренер гимнастки Ольги Корбут — единственной в бывшем СССР, имеющей титул лучшей спортсменки мира, 4 золотые и 2 серебряные олимпийские медали, а также наставник олимпийской чемпионки, пятикратной чемпионки Советского Союза Елены Волчецкой.

Ренальд Иванович пригласил меня в гости как раз накануне своего дня рождения — недавно ему исполнилось 75 лет. Я ни разу не была дома у мировых знаменитостей, поэтому сразу же стала жадно оглядываться, надеясь отложить в памяти какие–нибудь детали «звездной» роскоши. К удивлению, ничего подобного не заметила: потертые ковры, старая, еще советских времен, мебель, недорогие обои — давно не видевшее ремонта жилище обычного пенсионера. Кныш провел меня в гостиную — 7 — 8–метровое помещение, в которое втиснуты диван, журнальный столик и телевизор.

— Раньше здесь был обычный зал, жена все возмущалась: «Ты же почетный гражданин Гродно, известный тренер. Поговори с властями, пусть обратят внимание на то, как мы живем: я с взрослой дочкой в одной маленькой комнатушке, вторая — проходная». Тогда я взял и отгородил себе в большой комнате «берлогу», получились вроде как трехкомнатные апартаменты. Гостиная стала меньше, но зато для моих девушек места стало больше, ничего ни у кого не надо выпрашивать.

Во время нашего разговора Ренальд Иванович периодически заглядывает в этот «медвежий угол» — вынести–показать мне свои книги, вырезки из газет, фотографии, старые награды. Каждый раз, заходя туда даже на минутку, он стыдливо прикрывает дверь, но мне все равно видно, что клетушка действительно мало напоминает жилище современного человека: мелькающая в проеме двери стена сплошь заставлена какими–то досками, наверное, от разобранной громоздкой мебели, которая раньше стояла в гостиной. Все помещение с того места, где я сижу, мне не видно, но по отдельным фрагментам догадываюсь, что там настоящий мужской беспорядок. В самом начале разговора понимаю: знаменитый тренер уверен, что я пришла к нему как к автору романа в стихах «В тени спорта», который он закончил буквально на днях, а не как к наставнику чемпионок 30–летней давности.

— Я начал писать стихи еще в 12–летнем возрасте, — вспоминает он. — Во время войны мы жили в Оренбургской области. Голод был страшный, поэтому я каждый день выходил в степь ставить капканы на сусликов: мы ими питались. И вот, помню, расставил я капканы — нужно часика два подождать, пока они из норок вылезут. Тогда мне пришли в голову первые строки: «Вот поднялася пыль вдали, послышалось мычание, коров на пастбище гнали. Вот прогнали, опять в степи нет ни души. Молчание». Ударения неправильные, слова исковерканы, но я тогда удивился тому, что эти строки сами пришли мне в голову. Потом еще много писал, даже одно стихотворение было напечатано в «Пионерской правде», правда, не под моей фамилией — я стеснялся.

Больше четверти столетия Ренальд Кныш даже не заходил в спортзал. После обвинений в грубости и насилии над своими ученицами, которые так и не были доказаны, он бросил гимнастику. Позже слухи, которые просто преследовали тренера, заставили его уехать из Гродно и почти 10 лет перебираться из одного города в другой. «Шептали — был я соблазнитель, маньяк, насильник и губитель. Был некультурен, груб и зол, а в педагогике — осел!» Так описывает этот период жизни Ренальд Иванович в своем автобиографическом романе. Только год назад он вернулся к тренерской работе.

— Мои воспитанницы чем всегда выделялись? Необычностью, нестандартностью своих программ, они показывали судьям и публике то, чего те никогда раньше не видели. У меня осталось в голове множество новых гимнастических элементов, до которых тренеры всего мира по сию пору не додумались. Я их опробовал, знаю, что они выполнимы. Правда, из тех девочек, с которыми я сейчас занимаюсь, вряд ли выйдет толк. Они пришли ко мне, прозанимавшись уже лет по 5 — 7 у других тренеров. На них столько страха гимнастика нагнала! Правильно: если человек получает травмы, подвывихи, вывихи, переломы раз–другой, то потом боится делать что–либо новое, весь талант пропадает за боязнью боли. Я, к примеру, не допускал, чтобы мои гимнастки чувствовали боль. Подводящими упражнениями, постепенно, понемножку готовил к новому элементу, и девочки к тому моменту уже совершенно были уверены в своих действиях. А сейчас сплошь и рядом — давай, пошел! Авось получится! А ведь результат на выходе от такой тренировки неимоверно слабенький. Наберут пятилетних девочек, а к 12 — 15 годам их просто ломают. Здесь только два пути: или они бросают спорт, или дальше с ними заниматься уже невозможно. Понимаете, в чем беда нашего спорта? Никто же ведь не учит на тренера: ни институт физкультуры, ни другие вузы — никто. Те тренеры, которые что–то знают, своими секретами не делятся.

— А взять и поработать с ребенком с самого начала и до победного завершения работы вы не собираетесь?

— На это необходимо как минимум 6 лет, а мне уже 75. А вы же знаете, что тренеров в 60 лет отправляют на пенсию. Это я и так уж подзадержался... Но, скорее всего, проработаю еще месяц–другой и уйду: не могу переучивать девочек, испорченных безграмотными тренерами. Зато я написал книгу «Как делать олимпийских чемпионов». Правда, там описал только самые грубые тренерские ошибки, но молодежь все равно опыт стариков не интересует: мы — тренеры, мы только командуем, а работает гимнастка, если у нее не получается, значит, она плохая спортсменка. Когда–то в молодости я вычитал, что рабский труд непроизводителен. А ведь сейчас спортсмены — это рабы, а тренеры — погонщики. Меня удивляет вопиющая безграмотность наставников. Государство такие деньги тратит, настроили спортшкол, стадионов, а кто учит? Вы можете себе представить, чтобы государство построило промышленное предприятие, а на нем инженерами работали просто люди с улицы. Не представляете? Вот и я о том же...

Ренальд Иванович считает, что, если бы не книга о мастерстве воспитания чемпионов, его сегодняшнее положение было бы куда лучше. Ведь написал так, как есть: что процветает тренерская безграмотность, что они не учат, а только калечат девочек, что поощряют силовые методы. И стал врагом чуть ли не всех.

— Такое ощущение, что я никому не нужен... В последний раз власти поздравляли меня с 70–летием, устроили спортивный вечер, подарили хрустальный кубок. А после этого выпустил книгу... И меня как-будто «вычеркнули из всех списков». К примеру, каждый год в день физкультурника проходили большие праздничные собрания — человек под 300 собиралось. Там вспоминали лучших спортсменов и меня не забывали. А вот после книжки... Как будто и нет меня. Я понял их отношение ко мне и уже 3 года на этих праздниках не появляюсь — ничего, никто даже не заметил. Вообще, я считаю, что сделал большую ошибку в жизни, пойдя в профессиональный спорт. Даже тогда, когда работал с чемпионками, был на пике славы, меня не оставляло чувство, что на самом деле я занимаюсь ерундой. Ну а после того как понял, что спорт — это мир, построенный на интригах, он мне разонравился совершенно.

— Вы даете очень резкие оценки...

— Я знаю, о чем говорю. Помню, когда Ольга Корбут стала Послом Мира, Папа Римский должен был вручить золотые камертоны — ей и тренеру, почти по 200 граммов золота каждый. Вместо меня поехала чиновница из союзного спорткомитета, получила камертон и пообещала мне передать, но я его так и не увидел. Та же история и с золотой звездой героя спорта, которая так и осела в одном из московских кабинетов. Но больше всего меня поразила волна зависти, которая воплощалась в конкретных действиях. Например, появилась олимпийская чемпионка Елена Волчецкая и воспитал ее не российский, а белорусский тренер. Знаете, что делается? Ее забирают в сборную СССР в Москву и там раскармливают. Вы посмотрите, больше у нее олимпийских медалей не было.

Ренальд Иванович демонстрирует мне коллективную фотографию, на которой невооруженным глазом видно, насколько белоруска Волчецкая толще всех остальных девушек.

— Ведь девушки, в отличие от юношей, почти никогда не работают ради грядущей славы или денег. Они занимаются потому, что этого от них требует тренер. Я буквально заставлял Волчецкую мало есть — признаюсь. Говорил: давай все порции делить пополам. Убьем двух зайцев: и ты будешь в форме, и я не потолстею. В Москве знали об этой особенности девичьей психологии и просто предоставили ее самой себе, а в отношении своих воспитанниц продолжали «закручивать гайки». Вот она и сошла с дистанции... Нет, спорту я благодарен только за то, что побывал в разных странах, посмотрел на достопримечательности. В остальном я считаю, что неправильно выбрал жизненный путь. Я мог бы стать выдающимся поэтом. Слова рифмуются у меня в голове сами собой, но, для того чтобы писать по–настоящему хорошо, необходимо быть исключительно образованным человеком, а я свой интеллект запустил, иссушив мозги спортом. Нет, сейчас я принят в Союз писателей Беларуси, получаю неплохие отзывы от критиков, но сам знаю, что до совершенства моим стихам далеко. Поздно начал.

Ухожу я из гостеприимной квартирки с тяжелым чувством. В конце концов не выдержала и ляпнула: «Все же небогато вы живете для тренера с мировой известностью. Квартира тесновата, ремонта не было, наверное, лет десять...»

— Что вы! С этой квартирой мне несказанно повезло, я считаю, что провидение помогло. Я ведь жил вообще в жуткой квартире на окраине города: маленькая, на пятом этаже. Летом — мозги плавились от жары, осенью и весной подставлял ведра под воду, льющуюся с потолка, а зимой мерз. Вот это был настоящий ад. Я так рад, что удалось разменяться и переехать сюда! А ремонт, новая мебель... Зачем они нужны? Шкафы, полки, кровати, стены, пол, потолок есть, а новые они или старые — я на такие вещи не обращаю внимания.

Ренальд Иванович широко улыбается, прижимая к себе раскормленного кота Мурзика («В нем я ценю ненавязчивость»), благодарит за визит, извиняется за то, что не смог показать мне серебряные запонки, подаренные президентом Никсоном. Сколько ни шуршал по пакетам со старыми документами, сколько ни копался в коробочке из–под электробритвы «Заря», набитой памятными мелочами, так и не смог их найти. А я хотела их сфотографировать.

— Вы не расстраивайтесь, — утешает меня уже в дверях Кныш, — они были простенькие, незаметные, ничего особенного...

ЧАРОВСКАЯ Катерина, "СБ"
http://www.sb.by/article.php?articleID=54169
Форум » Художественная гимнастика » Всё о Художественной гимнастике » Ренальд Кныш: Как делать олимпийских чемпионов? (рекомендуем ознакомиться)
Страница 7 из 7«12567
Поиск:

pastorelliolympic.ru art-blesk.com

Copyright ALECorp © 2016
Все материалы, расположенные на данном ресурсе, были взяты из открытых источников интернета.
Все права на материалы, представленные на ресурсе, принадлежат их авторам, правообладателям и издательствам.
Ни администрация сайта, ни хостинг-провайдер, ни любые другие лица не несут ответственности
за правильность, точность, законность, достоверность материалов и за их использование!!!