Premium Sport Products Одежда для художественной гимнастики и танцев в интернет-магазине Intancio
Художественная гимнастика для Вас
Главная | Форум | Поддержать сайт | Регистрация | Вход
Вторник, 28.06.2022, 21:39
Приветствую Вас Гость | RSS
gpdanceshop.com
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 34 из 34
  • «
  • 1
  • 2
  • 32
  • 33
  • 34
Форум » Гимнастки и тренеры / Gymnasts and coaches » Гимнастки России / Russian gymnasts » Евгения Канаева (Россия)
Евгения Канаева (Россия)
RG4UДата: Четверг, 28.10.2010, 13:02 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2616
Статус: Offline
Евгения Канаева


Евгения Олеговна Канаева (род. 2 апреля 1990, Омск, СССР) — российская спортсменка, олимпийская чемпионка по художественной гимнастике в индивидуальном многоборье, заслуженный мастер спорта России (2008).



Биография


Детство

Евгения Канаева родилась 2 апреля 1990 года в сибирском городе Омске. Ее мать — Светлана Канаева — мастер спорта по художественной гимнастике. Тем не менее, в возрасте шести лет в спорт ее привела бабушка, которая очень любит художественную гимнастику и фигурное катание. Несмотря на юный возраст, маленькая Канаева проявляла большой потенциал. Ее первый тренер Елена Арайс (дочь личного тренера Канаевой Веры Штельбаумс) была поражена ее стремлением разучивать новые сложные элементы. Штельбаумс, которая работала в той же спортивной школе, тоже вспоминает времена, когда Канаева оставалась в зале уже после того как все дети уходили домой, тренировалась долгие часы, и бабушка ждала внучку в холодном темном коридоре. Помимо любви к художественной гимнастике, маленькая Евгения отличалась своей добротой и заботой к окружающим ее людям. Тренеры и родители маленьких спортсменов прозвали ее «матерью Терезой».

В возрасте 12 лет Канаеву пригласили на сборы в Москву в составе группы молодых гимнасток из Омска. Ее выступление привлекло внимание Амины Зариповой, тренера, ответственного за подготовку юниоров. Евгению пригласили тренироваться в школу олимпийского резерва. Канаева улучшала свои результаты в том числе благодаря присутствию в Москве Веры Штельбаумс, в то время личного тренера омской гимнастки, члена сборной России Ирины Чащиной. В 2003 году Канаева выступала за Газпром на клубном чемпионате мира в категории юниоры (‘Aeon Cup’), который проходил в Японии. Канаева представляла Россию вместе с Ириной Чащиной и Алиной Кабаевой. Она выиграла соревнования среди юниоров. Примерно в то же время ее заметила главный тренер сборной России по художественной гимнастике Ирина Александровна Винер. Канаеву пригласили тренироваться в учебно-тренировочный центр «Новогорск» на базу членов сборной России. По словам Винер это стало переломным моментом в жизни Канаевой, так как лучше один раз увидеть чем сто раз услышать. «Алина Кабаева когда-то тоже начинала свой путь в гимнастике, тренируясь среди звезд. Канаевой повезло, что Вера Штельбаумс работала в Новогорске, и что мы приняли это решение. Она показала себя как очень умная и очень талантливая девочка, которая очень любит художественную гимнастику», говорит Винер.

Восхождение

Восхождение Канаевой на пъедестал среди взрослых было непростым из-за того, что Россия обладает большим количеством талантливых гимнасток. С момента окончания олимпиады 2004 года, где Кабаева и Чащина выиграли золото и серебро соответственно, свое восхождение начали Вера Сесина и Ольга Капранова и стали лидерами художественной гимнастики России. Поскольку Кабаева продолжала выступать, в сборной просто не оставалось места для Канаевой. Но она продолжала упорно работать и удача улыбнулась ей в 2007 году. Летом 2007 года уже был известен состав сборной России на Чемпионат Европы в Баку — Кабаева, Сесина, Капранова. Но, получив серьезную травму, из состава вышла Алина Кабаева. Для замены Кабаевой Винер выбрала Канаеву и доверила ей выполнить один предмет — ленту. Несмотря на мимолетность своего появления на ковре, Канаева не подвела своих тренеров и болельщиков. Евгения выиграла золото в финале с лентой и в командном соревновании. Спустя несколько месяцев она выиграла золото на чемпионате мира в Патрах, Греции, в командном соревновании.

Олимпийский сезон

Её выступления в 2008 году захватывали дух. Все четыре программы (обруч, булавы, скакалка и лента) были составлены с учетом высокой сложности, продуманы в музыкальном плане и раскрывали ее индивидуальность. Одна из программ — лента — была составлена под оригинальную версию «Подмосковных вечеров», исполненную на фортепиано. Канаева начинала сезон 2008 года в тени Сесиной, Капрановой и обладательницы действующего титула Чемпионки Мира Анны Бессоновой. Тем не менее, уже к середине весны ей удалось преодолеть все препятствия и выиграть абсолютное первенство на всех этапах Гран-При и Кубков Мира и завоевать звание абсолютной Чемпионки России. На чемпионате Европы в Турине, Италии, она уже не числилась в резерве, а была полноценным членом сборной России. Она обошла Бессонову и Капранову, получив высокие оценки, и завоевала титул Чемпионки Европы. К тому времени Винер уже считала Канаеву главным претендентом на участие в Олимпийских Играх, за которой следовали Капранова и Сесина. Позже Винер приняла решение о том, что Россию на Олимпиаде в Пекине будут представлять Канаева и Капранова.

Канаева была самой юной среди всех финалистов соревнования по художественной гимнастике на Олимпиаде. В то же время она была самой собранной и допустила наименьшее количество ошибок. Она сказала: «Олимпиада не похожа на другие соревнования. Она требует полной концентрации на себе, ковре и предмете. Больше ни на что нельзя отвлекаться. Я убеждала себя, что все будет в порядке и что мне не о чем волноваться». Следуя такому настрою, Канаева выиграла Олимпиаду с прекрасным результатом 75.50 баллов, опередив ближайшую преследоватльницу Инну Жукову из Белоруссии на 3.50 баллов. По словам Винер, то, чего добилась Канаева, выиграв с огромным отрывом, будет не легко повторить кому-либо из гимнастов в ближайшем будущем.

Рекордсменка

С вводом новых правил в 2009 году стиль Канаевой значительно изменился. Преображение не далось легко так как в начале сезона Канаеву мучали травмы и усталость. Тем не менее, она продолжала выигрывать все соревнования в абсолютной первенстве, и только некоторые финалы в отдельных видах программы она уступала Вере Сесиной или Анне Бессоновой. В мае на чемпионате Европы в Баку, Азербайджане, Канаева выиграла золото во всех четырех видах программы. В июле она выиграла все золотые медали (в общем количестве 9-ти штук) на Универсиадев Белграде и Всемирных Играх в Тайване. Пять золотых медалей, завоеванных ею на Всемирных Играх, позволили России выйти в лидеры общего зачета. Президент РФ Дмитрий Медведев поблагодарил Канаеву за вклад в достижение победы. Канаевой присвоили титул «Героини Игр» на официальном сайте Универсиады в Белграде 2009 года. В сентябре у Канаевой появилась возможность стать чемпионкой мира. Канаева прошла квалификацию в первыми результатами во всех видах программы, завоевав четыре золота. Еще одну медаль в копилку сборной России она принесла в составе команды вместе с Ольгой Капрановой, Дарьей Кондаковой и Дарьей Дмитриевой. В результате к началу соревнований за звание абсолютной чемпионки Канаева уже обладала пятью золотоыми медалями одного чемпионата мира, повторяя тем самым рекорд, установленный в 1992 году россиянкой Оксаной Костиной. И хотя никто не думал, что этот Чемпионат Мира в японском городе Мье побъет рекорды, преимущество Канаевой было очевидно. После трех видов программы она заняла лидирующую позицию, опережая подругу по команде Дарью Кондакову на 0.850 баллов. После того как Кондакова виртуозно завершила свой последний вид скакалку, получив высочайшую оценку в 28.400 баллов, атмосфера в зале накалилась до предела. После того как отвыступала пятерка других финалистов, Канаева вышла на ковер с мячом в руках. Ее выступление было последним и это было выступление чемпионки. С разницей в 0.600 баллов Канаева завоевала свою шестую медаль и тем самым установила новый рекорд по числу золотых медалей, выигранных спортсменкой на одном отдельно взятом чемпионате мира по художественной гимнастике. После выступления Канаева дала волю слезам в объятиях тренерского состава. Президент России Дмитрий Медведев отметил результат Канаевой в поздравительной телеграмме.

На ковре и за его пределами

Успех Канаевой в художественной гимнастике не только принес ей признание болельщиков по всему миру, но и продолжил традицию Омской школы по подготовке великолепных спортсменов. Спортивный комментатор и в прошлом гимнастка Ляйсан Утяшева однажды сказала, что Канаева — это Чащина и Кабаева вместе взятые. Тем не менее, Канаева не любит сравнений. Часто в своих интервью на вопрос о планах на будущее она говорит, что живет сегодняшним днем и победы только мотивируют ее на достижение еще более высоких результатов. По словам Арайс, Канаева живет по принципу «пан или пропал», который выделяет ее среди всех других гимнасток. Для Канаевой как победа так и поражение служат уроком. «Победив, самое главное не поддаться эмоциям и устоять на ногах, продолжить работать и наслаждаться жизнью. Жизнь атлета это не только победы, настоящий спортсмен должен также уметь и проигрывать», говорит Канаева. Несмотря на то, что Канаева всегда слушает своих тренеров, она также высказывает свои предпочтения при составлении программ. Год за годом она с удовольствием разучивает новые элементы и пробует новые стили. Для нее главное в гимнастике это не баллы, полученные за выступления, а реакция зрителей в зале. По мнению Штельбаумс у Канаевой есть все задатки, чтобы стать хорошим тренером по художественной гимнастике. В настоящее время она является студенткой Сибирского Государственного Университета Физической Культуры и Спорта. На вопрос, чем она намерена заниматься по окончании спортивной карьеры, Канаева отвечает, что хотела бы научиться рисовать и играть на пианино. В других интервью она говорила, что хочет выучить иностранный язык, в частности английский, и овладеть компьютером. Ее мать Светлана говорит, что дочь очень большое значение придает обучению и все призовые деньги откладываются на дальнейшее обучение. В конце 2009 года Канаева получила звание «Заслуженного Мастера Спорта России». Удостоверение вручила ей Ирина Чащина.

Спортивные результаты
  • 2010 Чемпионат Европы в Бремене (Германия). 1-е место в многоборье.
  • 2009 Финал серии гран-при в Берлине. 1-е место в многоборье, и во всех отдельных видах программы: 5 золотых медалей из 5-ти возможных.
  • 2009 Пятикратная чемпионка Универсиады в Белграде.
  • 2009 четырёхкратная чемпионка Всемирных игр в Тайване.
  • 2009 Абсолютная чемпионка мира, чемпионка мира в команде и в отдельных видах многоборья (Япония): 6 золотых медалей из 6-ти возможных.
  • 2009 Чемпионка Европы в отдельных видах многоборья (Азербайджан).
  • 2008 Олимпийские игры, Пекин (Китай): индивидуальное многоборье — 1-е место.
  • 2008 Чемпионат Европы, Турин (Италия): индивидуальное многоборье — 1-е место.
  • 2007 Чемпионат мира, Патры (Греция): командное первенство - 1-е место.
  • 2007 Чемпионат Европы, Баку (Азербайджан): лента — 1-е место, командное первенство - 1-е место.


  • Источник Википедия








    Фотоальбомы:
    Premium Sport Products pastorelli-sport.ru
    RGForYouДата: Среда, 04.05.2022, 15:19 | Сообщение # 331
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 8922
    Статус: Offline
    «КАЗАЛОСЬ, Я СОВСЕМ НЕ НУЖНА В СБОРНОЙ». БОЛЬШОЙ РАЗГОВОР С ЕВГЕНИЕЙ КАНАЕВОЙ
    Сергей Лисин

    28-30 апреля в Омске прошли международные соревнования по художественной гимнастике имени Евгении Канаевой Eugeniya Cup. Парадоксально, но у двукратной олимпийской чемпионки до сих пор не было своего турнира, однако это именно так.

    Турнир был действительно международным, в нем помимо российских спортсменок приняли участие команды Белоруссии, Армении, Грузии, Казахстана и Узбекистана, причем первые привезли, в том числе, двух своих сильнейших личниц — бронзового призера Олимпийских игр в Токио и действующую чемпионку мира в упражнении с лентой Алину Горносько и двукратного бронзового призера последнего ЧМ Анастасию Салос. К сожалению, Горносько, у которой из-за травмы была лишь неделя на подготовку, не смогла показать весь свой потенциал, заняв тем не менее второе место в многоборье после Марии Победушкиной (Россия), а вот Салос стала единственной иностранной гимнасткой, завоевавшей золото — в финале с лентой. Еще одно золото досталось воспитаннице Канаевой Софье Агафоновой, выигравшей обруч, ну а Победушкина положила в коллекцию победы в двух оставшихся финалах — мяче и булавах.

    Помимо сильного состава участниц в Омск удалось привезти и почетных гостей — олимпийскую чемпионку Сеула-88 Марину Лобач, пятикратных чемпионок мира Ларису Лукьяненко и Яну Батыршину, а также Дину и Арину Авериных, которые сами не выступали, но приняли участие в церемонии открытия и помогали выступать другим гимнасткам.

    За эти три дня Канаева была очень разной — от светящейся счастьем хозяйки турнира на церемонии открытия до уже совсем не светящейся и строго требовавшей от детей, во время автограф-сессии едва не снесших столы, за которыми сидели звезды гимнастики, сделать три шага назад и не толпиться, угрожая иначе все это прекратить. Плюс, напомню, на соревнованиях выступала ее воспитанница Агафонова, так что Евгении приходилось еще и выполнять роль тренера. Неудивительно, что время для общения появилось, только когда все закончилось, когда были розданы все автографы, сделаны все фото с поклонниками, когда часть конструкций в зале уже стали разбирать.

    Разговор мы начали, конечно, с соревнований, а вот дальше перешли к тренерской работе Евгении, к взглядам и философии, каких она, молодой еще специалист, придерживается, к связи этого с ее спортивной карьерой и, конечно, коснулись тяжелой ситуации, в которой оказались наши гимнастки, как, впрочем, и почти все российские спортсмены.

    «СИЛЬНЕЙШИЕ ГИМНАСТКИ ВЫСТУПАЛИ ЗДЕСЬ»

    — Как появилась идея все это здесь в Омске организовать?

    — Это получилось спонтанно, меня пригласили на спортивный форум, и там сказали, что есть идея сделать все-таки мой турнир в родном городе. Сама я, наверное, не решилась бы, так как это, может быть, нескромно, называть соревнования своим именем. Я согласилась, так как это желание моих тренеров, а я без тренеров, как и любой спортсмен, ноль, потому что-либо работа идет в тандеме и есть результат, либо в одиночку и результата нет. Это совместное предложение пошло дальше, через министерство спорта Омска, затем подключился губернатор, и его усилия, желание и огромная поддержка помогли привезти всех звезд, которые здесь выступали, гостей, людей с большим именем.

    — Каким образом приглашали иностранных спортсменок?

    — В Москве был Гран-при, а так как я всех знаю и меня тоже все знают, плюс туда приехала мой тренер Вера Ефремовна Штельбаумс со своими воспитанницами, мы подходили и лично раздавали приглашения, звали людей на нашу родину, откуда все в моей карьере начиналось. Пригласили всю Европу, Америку, всех. Но сложившаяся политическая ситуация, к сожалению, повлияла на все виды спорта в стране.

    — А на уровень художественной гимнастики на международных турнирах она повлияла? Кубки мира благополучно проводятся без России и Белоруссии.

    — Когда они соревнуются среди сильнейших и выигрывают, это одно. Сейчас есть большая разница. Мне позвонили судьи международного уровня из Европы и сказали, что уровень упал. Сильнейшие гимнастки выступали здесь. И хотя нам всегда говорили, что спорт вне политики, выступать нам там не дают из-за сложившейся ситуации. Не знаю, как долго это продлится, но надеюсь, что все закончится и наши будут выступать на международной арене.

    Первое, чего хочется, конечно, чтобы наши гимнастки были здоровы. Но мы люди, обычные люди, мы хотим соревноваться. У нас прекрасные отношения с иностранцами, все пишут, переживают, хотят, чтобы все выступали вместе. Однако такое время, такая ситуация. Мы пытаемся из нее выходить, Ирина Винер-Усманова проводит много турниров в Москве, прошел наш омский турнир, и он независимо ни от чего будет проводиться каждый год.

    Конечно, сейчас загадывать очень сложно. Главное для спортсменов — участвовать в соревнованиях, потому что они посвятили спорту жизнь, посвятили все свое время, живут этим, так же как и люди искусства. Люди полностью отдаются, они вне политики, идет работа, каждый отвечает за свое. Любой спортсмен хочет выступать по всему миру и соревноваться со всем миром.

    — Вы примеряли сложившуюся ситуацию на себя, на Евгению Канаеву образца Лондона-2012, например?

    — Конечно, сложно. Но тут нельзя сравнивать, потому что каждый год, каждый олимпийский цикл — разное соперничество, разные правила. Я, безусловно, понимаю, что это дикое испытание для спортсменов, но если ты любишь то, чем занимаешься, если отдаешься полностью, то это не помеха продолжать дальше мечтать, тренироваться и бороться.

    — Пример того, как надо мечтать и бороться, здесь, в Омске, насколько я понимаю, показала ваша воспитанница Софья Агафонова.

    — У Софьи три дня была высокая температура, слабость. Я ее очень долго отговаривала, но она захотела начать многоборье, сделала первый вид, обруч, получила лучшую оценку, затем снялась. Второй день не выступала, но вышла в финал с обручем по праву отбора с многоборья, а остальные виды сделала как резервная гимнастка, можно сказать, как показательные, без оценки. Ей нужно выступать, получать соревновательный опыт.

    — Софья молодец, она два раза показала лучший результат в упражнении с обручем — и в квалификации в рамках многоборья, и в финале. Это было неожиданно для меня, потому что мы, конечно, тренируемся на результат, но для меня важнее, чтобы гимнастка сделала свою программу, а то, что поставят судьи, как выступят другие спортсменки, — мне неподвластно. Поэтому мы тренируемся, работаем, стремимся к совершенству, это наша задача, чтобы гимнастка вышла и сделала упражнение. А судейство — это не моя работа. По итогам судейства я должна посмотреть, что засчитали, а что нет, откорректировать задачи, исходя из этого анализа, отработать то, что вызывает у судей сомнения, и подготовить гимнастку к следующему выступлению.

    — С оценкой судей всегда согласны?

    — Я считаю, что даже если тренер недоволен оценкой, то решением этого является выход на уровень сложности и чистоты исполнения, который находится настолько выше остальных спортсменок, когда придраться уже не к чему. Нужна очевидная, явная разница в уровне, если мы хотим быть на высоте. Надо трудиться.

    В случае с Софьей, конечно, есть еще над чем работать, предстоит еще очень большой труд, чтобы показывать лучшие выступления. Есть еще Анастасия Симакова, которая не смогла выступить здесь в соревновательной программе, она восстанавливается. Но выступила в показательном, и я надеюсь, что в скором времени она сможет показывать хорошие результаты. Настя уже выходит на ковер, но соревновательные нагрузки пока еще мы не даем, хотя потихонечку к этому приближаемся.

    — Про Симакову информации очень мало, честно говоря, что с ней было?

    — Как и у всех спортсменов, бывают травмы, это нормально. У меня самой был период, когда ломала палец, когда спина сильно болела. У нас не принято обсуждать травмы. Алина Горносько здесь вышла с лангеткой, и никто это не афиширует. Этим не хвастаются, это обычная работа спортсмена. В большом спорте не бывает без травм, слишком большая отдача. Я даже не слышала ни разу о том, что у кого-то в элитном спорте не было травм. Все через это проходят, потому что нагрузки слишком большие.

    — Но специфика вашего спорта в том, что никто не будет ждать год, пока срастется кость, а в других видах можно пропустить полтора, выйти — и секундомер покажет лучшие секунды.

    — Да, у нас такого нет. У нас очень «короткий», молодой вид спорта, большая конкуренция, особенно в индивидуальной программе. В групповом упражнении все-таки можно пропустить два года, восстановиться и встать обратно в состав, если ты тянешь. Но у личниц безумная конкуренция, и очень сложно затем вернуться даже на тот уровень, с которого ты ушел, и уж тем более его повысить.

    Кроме того, гимнастки бывают разные. Кто-то показывает хорошие результаты в юниорках, а в сеньорках лидеры меняются. Переходный возраст проходит у всех индивидуально. Да, порой бывают травмы, их залечивают, идут дальше и выступают. Не все о своих травмах любят говорить, я никогда не говорила, не считала это нужным. Многие люди, простые люди, живут, имея ситуацию со здоровьем намного тяжелее, и жаловаться, что у тебя болит нога или спина или тебе делали операцию на глаза, как-то, по моему мнению, некорректно. Поэтому у нас говорить об этом публично не принято.

    «МОЖНО ДОСТИГНУТЬ РЕЗУЛЬТАТА БЫСТРО И СЛОМАТЬ РЕБЕНКА»

    — За всю свою жизнь в гимнастике вы не заметили связи между сменой правил и наиболее частыми травмами у гимнасток, выступающих по этим правилам? Провоцируют ли каждые очередные правила свой набор проблем?

    — Когда большая смена правил — например, резко меняется количество элементов, — происходит очень заметный рост нагрузки. И если тренеру не хватает опыта, знаний, если он сразу хватается за объем специальной работы на ковре, прогонов, то, конечно, ни один организм этого не выдержит и начнутся травмы. Подготовка идет через разминки, ОФП, изучение новых элементов, регулирование не только нагрузки, но и выхода из-под нее. Это целая система, и, конечно, когда меняются правила, вводятся новшества, надо быть очень грамотным тренером, это большая ответственность перед детьми. Но все равно никто не застрахован от травм, даже самые именитые тренеры, потому что дети бывают настолько хрупкие, а у нас сложнокоординационный вид спорта, где нужно справиться, во-первых, со своим телом, во-вторых, с предметом, в-третьих, скоординировать их, в-четвертых, попасть в ритм под музыку, соблюдая ритм и динамику. Иногда у девочек просто в нервной системе начинают преобладать процессы торможения и происходит раскоординация, случаются травмы. Или просто форс-мажор — выполнила сложный элемент, сделала шаг и подвернула ногу, потому что после этого сложного элемента у спортсменки ушел фокус, она расслабилась.

    — Говоря о связи правил и травм, я слышал, что у поколения ОИ в Афинах были проблем с коленями, в том числе у Ирины Чащиной.

    — Да, у них были сложные элементы. Ира Чащина отличалась тем, что ее элементы вообще никто не мог повторить, это были сумасшедшие вещи. Плюс у нее не было каких-то выдающихся врожденных данных, все достигалось трудом. Конечно, у нее был талант — это движения, координация, толчок. Но не было мягкой спины или ног, которые сами поднимаются, эластичных связок. Все это нарабатывалось.

    — Возвращаясь к тем правилам, по которым выступали в цикле между Сиднеем и Афинами, — да, там было большое количество элементов. Но не было интересных рисков с предметом. В каждых правилах каждого цикла можно найти свои плюсы и минуты.

    — Какие плюсы и минусы вы видите в тех «русских» правилах, по каким на вашем турнире выступала вне конкурса Лала Крамаренко?

    — Лала только начала, и, конечно, в ее исполнении этот набор элементов смотрится, потому что Крамаренко имеет уникальные данные, она особенная девочка. Как это будет смотреться на других… Ирина Александровна Винер-Усманова всегда является новатором, она хочет, чтобы спортсменки шли вперед, делали больше, удивляли и выполняли то, чего не может никто. И Лала соответствует этому, потому что весь акцент ее упражнений идет на элементы. Есть гимнастки, которые красиво двигаются, которые сами имеют выдающуюся фактуру, пропорции. Лала — достаточно миниатюрная, компактная, физически сильная гимнастка, и она, конечно, здорово делает упражнения по этим новым правилам. И, наверное, то, что делает она, не делает никто. К этому надо стремиться, но нужно смотреть возможности своей гимнастки, сможет ли та потянуть такое количество элементов. Надо регулировать подготовку.

    — То есть мы говорим о здравой, реалистичной оценке возможностей спортсменки со стороны ее тренера?

    — Да. Конечно, спорт высших достижений — это, по идее, постоянная гонка за результатом. Но можно достигнуть этого результата быстро и сломать ребенка, а можно идти маленькими шагами и получить такой результат в нужный момент, в нужное время. Делать все надо очень грамотно.

    — Я в Баку на Кубке мира делал интервью с Екатериной Веденеевой, та сказала, что когда тренер пытается работать с ребенком планомерно, не спеша, то приходят родители и спрашивают, почему их дочь занимает последние места на соревнованиях.

    — Родитель, если отдал ребенка тренеру, должен доверять работе этого тренера. Я занимала последние места — напишите об этом обязательно. Но это не помешало мне в нужный момент выступить и попасть на Олимпийские игры. Нужно доверять тренеру, если вы привели ребенка заниматься, нужно доверять! Иначе не надо приводить, тренируйте его сами дома, для себя.

    Существует тандем — тренер и гимнастка с ее родителями. Мы говорим о полном доверии и поддержке. Если тренер говорит родителям подключиться, потому что у девочки начались «загоны» по воспитанию, то те помогают, объясняют, ребенок возвращается на нужный путь, включается. Но предъявлять тренеру претензии по поводу результата… Тренеру нет никакой выгоды причинить вред гимнастке, у него одна цель — помочь реализоваться, научить ее думать. Никто не ставит цели сломать спортсменку, убить ее морально. Да, порой случается, что терпения не хватает, происходят срывы, все мы люди, но никто, повторюсь, не желает спортсмену зла. Люди идут тренировать, потому что им нравится, они хотят помогать детям, спортсменам, во всяком случае, на мой взгляд.

    — Это ваш взгляд, ваша позиция. Но есть тренерские амбиции, которые порой абстрактны, а порой это надбавки к зарплате за мастера спорта, за члена сборной России хотя бы на бумаге, по спискам Минспорта. И, говоря о сеньорках с 13 лет, это может подтолкнуть таких тренеров к раннему форсированию подготовки гимнасток?

    — Знаете, если посмотреть историю, то сеньорки с 13 лет уже были. Ира Чащина выступала в этом возрасте по сеньоркам, это был чемпионат России, где лидерами являлись Яна Батыршина и Наталья Липковская, у них тогда было шикарное соперничество, ставшее историей нашего вида.

    В любых правилах, регламентах, ограничениях или послаблениях всегда кому-то что-то будет не нравиться. Всегда будет какой-то момент, всех раздражающий. Всем не угодишь. Есть правила — тренеры и гимнастки подстраиваются, это спорт. Конечно, хочется, чтобы девочки выступали долго, чтобы их карьера продолжалась и они радовали всех. Но на ковре девочки должны показывать легкость, а это возможно или до начала переходного возраста, или уже когда он прошел. И на этой легкости, виртуозности, полной отдаче спорту, а не, грубо говоря, личной жизни, и достигаются такие результаты.

    — Люба Черкашина замуж вышла, но это не помешало ей взять бронзу Лондона.

    — Понимаете, нужно уметь правильно распределять время, расставлять приоритеты. Замужество может и помочь, но не факт, что всем. Не все такие дисциплинированные, как Люба, именно поэтому она бронзовый призер Олимпийских игр. У нее все было четко, она поставила себе цель и ради нее была готова пожертвовать многим. Свадьба прошла в декабре 2011-го, а через полгода Люба выступала на Олимпиаде. И я уверена, что она не поехала на курорт в медовый месяц, а тренировалась, потому что это было видно по ее готовности в Лондоне.

    «КОГДА ДЕЛАЕШЬ ОТ ЧИСТОГО СЕРДЦА, ВСЕ КАК-ТО ВОСПОЛНЯЕТСЯ САМО»

    — Вспоминая Лондон — Алина Горносько в заключительный день турнира здесь, в Омске, вышла и повторила ваше упражнение с лентой на тех Играх. Что в этот момент внутри у вас происходило?

    — Я очень благодарна Алине, не только потому что она приехала и сделала такой сюрприз для всех, но и потому что она уникальная гимнастка. У Алины невероятно сильный характер, она прошла через большое количество травм, ей запрещали тренироваться, но этот человек так предан художественной гимнастике, она уникальная, бесстрашная, харизматичная, безумно красивая, умеет подавать себя на площадке.

    Она здесь сделала первый вид многоборья, получилось не очень, она недавно сняла гипс, поэтому обруч улетел за площадку. Я подошла к ней и попросила быть аккуратнее, потому что для меня в этой ситуации главное — здоровье гимнастки, сказала, что счастлива уже тому, что она приехала. Алина ответила, что благодарить должна не я ее, а она меня за то, что ее пригласили, и что она все сделает. Вышла, шикарно сделала упражнение с мячом, получила высокую оценку. Этот человек не просто так привез бронзу из Токио. Простые люди, которые столько не трудятся и не проходят через такие испытания, олимпийскую медаль и золото чемпионата мира не получат.

    — Возвращаясь к вашей тренерской деятельности, к вашим гимнасткам: что сложнее — выступать самой или тренировать, а затем смотреть, как выступают воспитанницы?

    — Это разные вещи. Когда ты выступаешь сам, то ты контролируешь ситуацию, все зависит от тебя. Тренер не может контролировать гимнастку на ковре. Он может дать ей все возможное, а та уже возьмет то, что сможет. Конечно, физическая и психологическая усталость у спортсменов сильнее. Но тренер больше берет на себя, экранирует спортсмена от каких-то вещей, подковерных ситуаций, чтобы тот не отвлекался, не терял фокус, делал свое дело. Тренеру сложно в том, что нужно искать подход к каждой гимнастке, а они все разные, абсолютно. Разные поколения, родители, воспитание. Многие воспринимают критику как оскорбление, хотя без критики невозможно работать, это спорт, и критика позволяет тебе становиться лучше. Бывают спортсмены, которые очень плохо усваивают, закрепляют правильное выполнение элементов, ты можешь что-то отрабатывать с гимнасткой каждый день на протяжении трех лет. А она каждый день забывает то, что делала вчера, но ты видишь, что девочка очень талантливая, и продолжаешь с ней работать. Работа тренера очень кропотливая и где-то даже неблагодарная, потому что не все это правильно воспринимают в силу своего возраста и опыта.

    Если говорить абстрактно, то спортсмен — это человек, работающий на свой результат. Тренер же работает на результат спортсмена. Про себя я так сказать не могу, потому что я не могла работать для себя. Тренер говорила мне: «Ты же для себя это делаешь!», а я отвечала, что нет, не для себя, для вас, потому что мне нравится, когда вы улыбаетесь или гордитесь мной, когда я выучила какой-то элемент. Мне нужна была эта поддержка со стороны, чтобы мама мной гордилась, что я вышла и выложилась, мне хотелось всегда порадовать кого-то, а не себя любимую, такой я человек. Но есть те, кому нужно порадовать именно себя, гордиться собой, когда что-то сделал. Все люди абсолютно разные, и спортсмены тоже.

    — Момент, когда гимнастка Канаева начала зарабатывать, ничего не изменил в мотивации?

    — Я об этом не думала, потому что когда это началось, то тренер все копила, так как я была еще несовершеннолетняя. Первый раз, когда получила какие-то деньги, купила на них мобильный телефон, потому что у родителей возможности не было, хоть они и работали, но время было сложное, нулевые, все еще восстанавливалось и по работе, и по зарплатам. Первое время доходы были небольшими, а момент, когда я уже смогла начать как-то помогать родным и близким, произошел уже после Олимпиады в Пекине. Но я никогда не была зациклена на деньгах, и даже когда они у меня были, мне хотелось что-нибудь кому-нибудь купить или отдать (смеется). Спрашивала маму, что нужно, вспоминала, что у подруги нет куртки, что Вере Ефремовне Штельбаумс тоже надо что-то купить, восприятие денег было именно такое, я за них никогда не держалась. Это воспитание, наверное, от родителей, жадность — это не мое.

    Скажу так: когда спортсмен более зрелый, он зарабатывает и, наверное, во многом, тренируется и выступает ради заработка. Но когда мы говорим о чистом труде ребенка, подростка, о его мечтах — невозможно получить результат, когда ты думаешь о финансах. Я не верю в это. При этом у гимнасток тоже бывают разные ситуации, например, когда у меня болела бабушка. То есть речь не о том, что гимнасткам не нужно кормить семьи, порой нужно. Но у нас молодой вид спорта, знаете, это как в искусстве — ты настолько ему предан, что не можешь думать о финансах. Да, это приятный бонус, дополнение, но когда ты начинаешь чего-то ждать, то это не случается, а когда делаешь от чистого сердца, то все как-то восполняется само, в моей жизни получалось именно так.

    — Разница между искусством и спортом в том, что у спортсмена есть результат, в вашем виде — оценка судей, место, медаль.

    — Наш вид спорта, как я считаю, один из самых красивых, художественный. Мы рисуем на ковре, рисуем свои телом, описываем свою программу, образ, предмет. У нас судится слитность, музыкальность, попадание в ритм, и мы очень близки к искусству. И те гимнастки, кто достигает этого совершенства, когда программа обретает смысл, то есть образ гимнастки становится понятен из сочетания музыки, предмета и элементов, становятся лидерами. Это огромная работа, и, повторюсь, мы очень близки к искусству, и слава Богу, потому что я это люблю.

    «НИКТО НИКОГО НЕ ЖДЕТ»

    — Вас не беспокоит коммерциализация художественной гимнастики, платные детские школы, к примеру?

    — Это все взяли с Запада, и, в принципе, это имеет право на жизнь. Бывает, что в таких школах попадаются хорошие спортсменки, затем переходящие в сборную. Если у родителей есть возможность платить, то почему нет? У каждого есть это право, существуют же частные образовательные школы. Насколько я слышала, и в фигурном катании, и в хоккее, и в теннисе все стоит на финансах.

    Ситуация двоякая. Коммерческие школы это неплохо потому что в них есть возможность заниматься тем, кого в бесплатную школу не отобрали. С другой стороны многие таланты мы можем потерять, потому что у родителей нет финансовой возможности платить за занятия. Поэтому бесплатные школы тоже обязательно нужны.

    Да, время поменялось, мы в конце 90-х, когда я была маленькая, не платили, потому что не было возможности. А сейчас даже в обычных спортивных школах в Москве все равно есть какая-то небольшая сумма, которую родители платят, потому что хотят, чтобы у детей что-то было, хотят дать им возможность, особенно если дети имеют желание заниматься. И если ребенок сильно хочет, то Бог дает тех людей, тех спонсоров, ту ситуацию, что все само складывается. Не знаю, как это происходит, но это происходит, своеобразный жизненный бумеранг, и я — тому пример. Я верю в чистый труд, в чистую любовь, в искренность. И если ты не задумываешься, а просто делаешь, то все возвращается, причем порой вдвойне.

    — Это подталкивает к религии, к вере в Бога?

    — Я всегда в это верила. У меня очень верующая мама, и она говорила об этом. Не о том, что нужно поклоняться только иконам, а именно о духовности, внутренней порядочности, душевности, вере. Я верю, что чудеса происходят, наблюдала это. Складывались обстоятельства, которые невозможно предугадать, но тем не менее они складывались.

    — А как сохранить эту внутреннюю чистоту и порядочность в женском виде спорта, где внутри сборной, между гимнастками, у которых порой жесткие, тяжелые характеры, существует острейшая конкуренция?

    — Подобное имеет место не только в спорте, а во всех сферах человеческой деятельности. Что бы ни происходило, как бы тебя ни обижали, нужно искренне любить то, чем ты занимаешься, искренне любить людей. Когда человек тебя обижает, он делает это не потому, что ему хорошо, а наоборот — потому что ему плохо. Надо прощать людей. Главное — как ты сам поступаешь, надо от себя требовать в первую очередь. Работать над собой постоянно, над своими мыслями.

    — Учитывая постоянную работу на собой, Евгения Канаева образца Пекина-2008 и Лондона-2012 — разные люди?

    — Нет, это один человек с постоянной верой во что-то хорошее. Конечно, в Лондоне опыта было побольше, но и давление было больше, пришлось тяжелее. Когда ты растешь, меняешься, формируешься как личность, главное было не сломаться. Потому что чем ты выше поднимаешься, тем больше испытаний, требований и у тебя к себе, и у других. Ты уже поднял эту планку и не можешь стоять на месте, тебя съедят. Но мне не хотелось стоять на месте, я была голодна до соревнований, потому что на первые Игры попала достаточно молодой и не успела еще ощутить эту атмосферу больших стартов в полной мере. Плюс я всегда настолько любила выступать, что даже сейчас, когда что-то показываю девочкам в зале, испытываю кайф от ощущений движения тела, координации, творчества, общения с детьми, когда у них что-то получается. В этот момент сразу хочется показать самой, как сделать лучше или сложнее. Это ощущение постоянного движения сохранилось даже до Лондона, и я хотя подсознательно и понимала, что все должно быть вовремя, не хотела заканчивать карьеру. Тем более что как раз минул тяжелый для меня 2011 год, когда был пубертат и все складывалось непросто. Но в 2012-м эти проблемы ушли и ощущения на ковре были просто отличными.

    — Восемь килограммов убрали?

    — Да. Это природа, каждая девушка проходит подобный этап, и мне пришлось очень сложно, хотя, думаю, многие подобное проходили, у нас сейчас у ряда гимнасток есть проблемы с весом. Было это и у Даши Кондаковой, и у Даши Дмитриевой, и у Александры Меркуловой, с которыми я выступала. Все друг друга поддерживали, и ведь дело не в том, что ты начинаешь есть больше, чем надо, просто твой организм проходит такой период.

    — Вера Ефремовна не говорила, что этот вес увеличивает риск травм стопы, колена?

    — Это я сейчас так говорю спортсменкам. Говорю, что они очень красивые, что для обычной жизни они безумно красивые, чтобы у них не возникало комплексов, даже если они очень толстые, даже если больше меня весят (смеется). Приходится по-разному изощряться, чтобы не обидеть их душу, а то они вообще работать перестанут. Но сложность нашего вида спорта, повторюсь, в том, что никто никого не ждет, никого не интересует, что у тебя переходный возраст, недостаток кальция, нехватка сил, потому что все они ушли в рост. Никто не ждет, факт. И тут тоже нужно набираться мудрости, терпения, понимать, что два-три провальных старта не говорят ни о чем. Нужно верить в спортсмена, нужно дождаться его, если спортсмен, конечно, сам хочет выступать. Другое дело, когда он валяется и говорит, что ничего не хочет, а ты его тащишь. Но когда видно, что хочет, но не вытягивает — надо помогать. Вера Ефремовна мне помогала, не травила, спокойно просила постараться, придержать вес, была очень тактична. Конечно, когда я была маленькая, все было иначе: она генерал, ты солдат и делаешь то, что тебе сказали. Но когда ты уже чего-то достиг, то появляется уважение, во всяком случае, со мной так было, потому что тренер знала, что я услышу, сделаю и мне самой будет стыдно, что я достаточно самокритична.

    — А вы, как тренер, нашли ту грань давления на спортсмена, которую нельзя переступать с точки зрения этики, педагогики?

    — Конечно. Я очень стараюсь совладать со своими эмоциями, проявить терпение, ведь случаются разные ситуации, бывает, когда кипит спортсмен и кипит тренер. Тут нужно включать сдержанность, спокойствие, может быть, в какой-то момент выйти, выдохнуть. Иначе можно потерять грань и уже потом не суметь остановить себя. Снова, как я говорила, работа над собой. За каждым действием стоят последствия. Если ты хочешь жить так, чтобы тебе не было стыдно, чтобы можно было уже в старости оглянуться назад и сказать: «Мне не стыдно», то надо работать над собой и пытаться жить по-человечески.

    Конечно, мы все совершаем ошибки. Мы не идеальны, мы не боги. Главное — искренне раскаиваться, не бояться признавать свои ошибки, просить прощения, это нормально. Важно не наступать на те же грабли по тысяче раз и не привыкать делать какие-то нехорошие вещи.

    «Я БЫЛА РЕБЕНКОМ, ВЕРИЛА ВСЕМУ, ЧТО МНЕ ГОВОРЯТ»

    — Удается совмещать роль тренера и роль мамы?

    — Да. В последнее время я многое переоценила в плане баланса. Не всегда правильно перебирать в работе со спортсменами даже по времени тренировок. Должна быть грань, доверие спортсмену, нужно предоставлять ему свободу, чтобы тот мог показывать свои идеи. У нас творческий вид спорта, очень многое идет от гимнастки, и давить на нее своим «я», не давая возможности раскрыться, неправильно. Нужно раскрывать спортсмена. Да, можно дать базу, научить, объяснить, сказать, как что-то выглядит со стороны. Но надо оставлять гимнастке свое время на площадке, чтобы она сама поработала, поразмыслила, как делать те или иные вещи. И если все правильно распределять, то все можно совмещать, обе роли. Нужно доверять другим тренерам сборной, это даже полезно, советоваться с другими, спрашивать их мнение, я, когда приезжаю в Омск, советуюсь с Верой Ефремовной.

    Это снова разговор про амбиции. У меня не было таких амбиций в плане мест, медалей, я люблю процесс. Конечно, я стремилась выступать и маленькая хотела, как мне напомнили, на Олимпиаду. Это стремление должно быть, но оно должно быть здоровым. И то, что я чувствую сейчас, уже как тренер, мне нравится. Нравится постоянно учиться, просить совета или, наоборот, давать их. У меня нет какого-то эгоизма, желания все сделать самой, подготовить гимнастку только самой. Важно доверие. Доверие спортсмену, доверие другим тренерам из сборной России, с которыми мы работаем.

    — Даже тренер, любящий процесс, все равно срез этого процесса делает по результату. Не по оценке, бог с ней, с оценкой, но по тому, что сделала гимнастка на соревнованиях, контрольной тренировке, прогоне. Иначе непонятно, куда этот процесс вообще идет, нет?

    — Да, ты выводишь гимнастку, и она выдает максимум. Или даже если что-то не получилось — она выкрутилась и компенсировала эту ошибку так, что никто не заметил. И в этот момент я радуюсь за спортсмена, потому что это круто, когда ты себя преодолеваешь, я сама через это проходила. И когда девочки, даже не мои, преодолевают себя, я очень радуюсь за них, вспоминая те свои ощущения, когда ты поняла, что предмет полетел не так, но нашла выход из ситуации или когда ноги не двигаются, но ты доделываешь программу до конца. Это самый приятный момент в жизни, когда ты что-то перетерпел, пережил, — и тогда наступает чувство эйфории.

    — Был в карьере момент, который можно назвать ее самой сложной точкой, когда сумели переступить?

    — Был момент, когда казалось, что я совсем не нужна в сборной. Мы, люди, вообще боимся оказаться ненужными. Появилась молодая девочка, Саша Ермакова, воспитанница Елены Львовны Карпушенко, которая затем подготовила Яну Кудрявцеву и победительницу программы многоборья на моем турнире — Машу Победушкину. Карпушенко — великий тренер, по моему мнению. Но она не поехала с Сашей в Новогорск, осталась у себя в «Крыльях Советов», а Ермакову передала Вере Ефремовне. Саша была очень прыгучая, красивая, длинноногая, очень мощно смотрелась на площадке, и на нее делалась ставка, возлагались надежды. И внутренне я почувствовала, что у меня нет такого потенциала, как у Саши, я всегда здраво оценивала ситуацию. После этого начался психологически сложный этап, он как раз пришелся на мой выход из юниорок в сеньорки, на внутренний переходный возраст. Лечили меня, наверное, тренировки, я уходила с головой в процесс, и это спасало. Но после тренировок было сложно психологически. Затем в какой-то момент все перевернулось, я попала на крупные турниры, на Гран-при, на Кубки мира, соревнования пошли подряд, каждую неделю, а я так этого ждала. Это как раз пример вознаграждения за труд, за терпение.

    — И в 2007 году вы едете на свой первый чемпионат мира в Патры, в Грецию. Мир тот, мягко говоря, стал сложным для российской сборной — золото в многоборье завоевала украинка Анна Бессонова.

    — Для меня он был сложным, но тут есть предыстория. На чемпионат Европы того года я ехать была не должна, так как стояла запасной. Но Алина Кабаева травмировала колено, и за день до старта меня выдернули с отдыха, сообщив, что я выступаю. Прилетаю, мне сказали готовить все четыре вида, однако предупредили, что выберут из них только один, на который меня и заявят. И, конечно, никто тогда не ожидал, что я в итоге выиграю финал с лентой, я была самая молодая.

    После Европы Ирина Александровна Винер-Усманова мне сказала, чтобы я готовилась делать три-четыре вида на чемпионате мира, что у меня есть все шансы побороться в многоборье, заработать олимпийскую лицензию. Я была ребенком, верила всему, что мне говорят, но за две недели до ЧМ узнала, что буду делать там один вид — ленту. Сложный был момент. Помню, две недели делала упражнение с лентой с закрытыми глазами, но в голове было: «Ну и что я с одним видом, какой это результат, девочки делают по четыре вида, вот это уровень, польза команде, а я — так». Чувствовала себя какой-то внутренне неполноценной, думала, что что-то недоработала, что-то не сделала.

    — Когда сидели на трибунах в Патрах, смотрели финал многоборья, мелькала мысль — выступай я, итог был бы иным?

    — Я когда смотрела финал многоборья, так восхищалась Верой Сесиной и Олей Капрановой, так ими восхищалась! Я плакаты им рисовала! И они же там выиграли все финалы в отдельных видах. Хотела, конечно, выступать в многоборье, но когда смотрела на девочек, то понимала, что они сильнее меня. Мне вообще всегда казалось, независимо от того была я первым номером или нет, выигрывала или нет, что все лучше меня. Сильнее, лучше прыгают, лучше крутят повороты. Например, я видела, что Даша Кондакова делает какой-то сумасшедший поворот, и думала: «А почему я так не кручу? Так, а что она делает на подготовке, а что я могу добавить к этому?» Смотрела на Веру Сесину, которая выступала на очень высоких полупальцах, смотрела на Олю Капранову, которая крутила два поворота в заднем равновесии. И убивала себя на тренировках, потому что тоже хотела делать как Оля.

    — На Бессонову тоже смотрели?

    — Мы очень часто выступали с Аней, первым турниром стал Кубок мира в Кобрей-Эсоне, я тогда подбежала к Вере Ефремовне и сказала, что буду соревноваться с Аней Бессоновой. Она же конкурировала с Алиной Кабаевой, Ирой Чащиной, девочками, которые были намного меня старше и казалась мне сверхлюдьми, сверхспортсменами. Вера Ефремовна посмеялась, потому что она тоже любила Аню как гимнастку, ей импонировало то, что Аня делала, и сказала: «Ты не соревноваться, а рядом выступать приехала». И я осознала, что действительно как-то громко выразилась «соревноваться», потому что до Ани мне еще пахать и пахать. После этого пошла, скромно работала — и выиграла упражнение с мячом на том турнире. Выиграть у Бессоновой было даже как-то неловко, стояла пьедестале и не дышала. После этого мы с Аней начали общаться, лучше это получалось, конечно, вне спорта, вне ковра. Перед турнирами бывает напряжение, все в себе. Но так как я считала, что главным моим соперником являюсь я сама, то всегда сохраняла очень хорошие отношения со спортсменками других стран.

    https://matchtv.ru/artisti....najevoj
    RGForYouДата: Среда, 04.05.2022, 15:20 | Сообщение # 332
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 8922
    Статус: Offline
    «ХОЧЕТСЯ, ЧТОБЫ НАШ КЛАСС ОЦЕНИВАЛИ ПО ДОСТОИНСТВУ»

    — Завершая разговор, хочу вернуться к его началу. Вы сказали, что, по словам судей из Европы, уровень гимнастики без России и Белоруссии упал. Но вы, как тренер, наверняка смотрели — может быть, фрагменты, а может, целиком — выступления гимнасток на этапах Кубка мира. То, что вы увидели, подтверждает слова судей? Уровень действительно упал?

    — Конечно, там есть очень хорошие, сильные спортсменки. Мне очень нравится болгарка Боряна Калейн, она потрясающая девочка, делающая сумасшедшие, интересные вещи. У нее неординарная харизма, она не похожа ни на одну гимнастку из тех, что были до нее, — ни в Болгарии, ни в России, нигде. Она отличается особым очарованием, большим разнообразием образов.

    — Я в Баку спросил ее про оценку за артистизм, про новые правила FIG, Боряна ответила, что в этих правилах чувствует себя актрисой на ковре.

    — Она — да. Но, я думаю, что пока еще судьи ищут, как судить артистизм. Это очень сложно. Во-первых, не каждый судья обладает музыкальным слухом. Во-вторых, судьи — это те же тренеры, это разные люди. Артистизм сложно судить, потому что это достаточно субъективно. Для меня артистизм — когда идут мурашки. Когда тебе летать хочется после просмотра упражнения, когда ты на неделю заряжен энергией, потому что тебе ее отдали, когда дыхание спирает. После балета Эйфмана в Лужниках мы с Алиной Макаренко, олимпийской чемпионкой Лондона в групповом упражнении, одновременно созвонились, встретились и обменялись впечатлениями. Мы были словно под каким-то энергетиком, столько эмоций! Впечатления от красоты, владения телом, смысла, пластики, выразительности нас захлестнули. Это что-то нереальное. И вот именно когда ты чувствуешь подобное после выступления гимнастки — это и есть десять баллов за артистизм. Когда хочется в зависимости от эмоций, которые тебе передали, либо рыдать, либо летать, либо радоваться вместе с этой гимнасткой. Для этого нужно иметь изюминку, которая находит зрителя. У Боряны это есть. У Алины Горносько — тоже. Лала Крамаренко — девочка с огнем внутри.

    — Кто-то еще кроме Боряны зацепил?

    — Милена Балдасари, она делает оригинальные вещи, плюс она очень пластичная девочка. София Рафаэлли музыкальна, очень технична, но у нее акцент больше на оригинальность элементов с предметом. Она как-то необычно ловит или делает сложные риски, очень приятная на площадке.

    — Чем от тех, кто выступает сейчас на международных турнирах, отличаются Россия и Белоруссия?

    — Наши две школы чем-то схожи. У нас очень статные гимнастки, очень хореографичные. Красота рук, амплитуда, чистые стопы, переходы. Балет, современный балет, плюс сверхсложные элементы тела и предмета. И вот этого там, конечно, не хватает.

    — Не хватает класса?

    — Да, вы правильно сказали — не хватает класса. Хочется, чтобы этот класс оценивали. На данный момент по правилам FIG его не оценивают по достоинству.

    https://matchtv.ru/artisti....najevoj
    Форум » Гимнастки и тренеры / Gymnasts and coaches » Гимнастки России / Russian gymnasts » Евгения Канаева (Россия)
    • Страница 34 из 34
    • «
    • 1
    • 2
    • 32
    • 33
    • 34
    Поиск:

    Книга Ольги Буяновой «Жизнь моя-моя гимнастика» уже в продаже!!! pastorelli-sport.ru

    Copyright ALECorp © 2022
    Все материалы, расположенные на данном ресурсе, были взяты из открытых источников интернета.
    Все права на материалы, представленные на ресурсе, принадлежат их авторам, правообладателям и издательствам.
    Ни администрация сайта, ни хостинг-провайдер, ни любые другие лица не несут ответственности
    за правильность, точность, законность, достоверность материалов и за их использование!!!