art-blesk.com Chacott for professionals danceplus.ru
Художественная гимнастика для Вас
Главная | Форум | Поддержать сайт | Регистрация | Вход
Суббота, 24.08.2019, 03:08
Приветствую Вас Гость | RSS
deloys.com allfordance.com
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 47 из 47
  • «
  • 1
  • 2
  • 45
  • 46
  • 47
Форум » Гимнастки и тренеры / Gymnasts and coaches » Гимнастки России / Russian gymnasts » Маргарита Мамун (Россия)
Маргарита Мамун (Россия)
KaterinkaДата: Понедельник, 04.03.2013, 15:53 | Сообщение # 1
Группа: Модераторы
Сообщений: 84364
Статус: Offline
Маргарита Мамун (Россия)


  • AA Grand Prix Thias 2013 (30-31.03.2013, Thias, France) - 1 place: hoop - ball - clubs - ribbon
  • EF Grand Prix Thias 2013 (30-31.03.2013, Thias, France): hoop - ball - clubs - ribbon
  • World Cup Corbeil-Essones 2013, 10-12.05.2013, France - AA: hoop - ball - clubs - ribbon
  • World Cup Corbeil-Essones 2013, 10-12.05.2013, France - Final: hoop - ball - clubs - ribbon
  • art-blesk.com pastorelliolympic.ru
    KaterinkaДата: Понедельник, 08.04.2019, 16:38 | Сообщение # 461
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 84364
    Статус: Offline
    Маргарита Мамун – Олимпийская чемпионка по художественной гимнастике

    «Люди как искусство» – девиз La Personne. Персоны на наших страницах не просто успешны – они уникальны, восхищают, ведут за собой. Наша героиня сегодня – Олимпийская чемпионка по художественной гимнастике, которая проделала большой путь к своей цели, она поражает своей силой воли, в полной мере отраженной в фильме «За пределом». Её неповторимая грация на ковре покорила весь мир, не зря Ирина Винер сравнивает её с бенгальским тигром. Маргарита Мамун в специальном выпуске La Personne подробно рассказывает о творчестве в гимнастике, процессе создания упражнений и о жизни после Олимпиады.

    Рита, для тебя художественная гимнастика – это искусство или спорт?

    Я всегда воспринимала художественную гимнастику как искусство, особенно когда выступала. Естественно, на Олимпийских играх был абсолютный спорт, но даже там был упор на эмоции и образ, чтобы люди всё равно думали, что это искусство. Получается, что художественная гимнастика — это искусство, отработанное на тренировках.

    Возможно ли творчество в гимнастике, ведь это всё-таки регламентированный вид спорта?

    Конечно! Я считаю, что художественная гимнастика – один из самых творческих видов спорта. Это выражается во многом: в выборе музыки, купальников, образов. После Чемпионата Мира начинается период постановки новых программ на будущий сезон, а уже по ходу сезона происходит выбор купальников и предметов под них. Всё это очень интересно, так как в команде у каждого своё видение.

    Кто составлял тебе программы?

    Всегда и все программы составляла мне Ирина Борисовна Зеновка. Этот процесс был наш самый любимый, потому что мы работали в более расслабленном режиме, мы могли дать полёт фантазии. Здесь проявлялось всё наше творчество.

    Во время составления упражнений учитывалось ли, где будут проходить мировые первенства (Чемпионат Мира и Европы)?

    Да, очень часто учитывалось, но мне это не нравилось. Я не очень любила привязываться, потому что, например, один из Чемпионатов Европы проходил в Баку, и мы специально для этих соревнований составляли упражнение с булавами, но они совсем не заладились, и к Чемпионату Мира нам пришлось их поменять. Более того, все окончательные решения принимает Ирина Александровна Винер-Усманова, но мы можем предлагать большее количество вариантов.

    Ориентировались ли в выборе музыкального сопровождения на предшествующих гимнасток и нынешних соперниц?

    В выборе обычно ориентировались именно на меня. Музыку предлагала вся команда: и Ирина Борисовна Зеновка, и Амина Василовна Зарипова (прим. ред. личный тренер Маргариты), и Ирина Александровна Винер, и я, иногда и Татьяна Борисовна Померанцева (прим. ред. хореограф Маргариты). Конечно, если в прошлом сезоне гимнастки из других стран уже выступали под эту музыку, то на следующий мы её не брали. Во-первых, весь предшествующий сезон эта музыка ассоциировалась с определённой гимнасткой и её упражнением. Во-вторых, спортсменка может оставить и музыку, и упражнение на следующий сезон, так как в правилах у нас не прописано, что программа должна меняться каждый год. Также мы всегда смотрели на предыдущие поколения гимнасток. Очень нравилась и «Элегия» Рахманинова у Евгении Канаевой, мы взяли эту музыку в другой обработке на Олимпийские Игры под упражнение с мячом, и Стравинский, под которого мы выступали на гала-шоу в Мариинском театре в честь 80-летия художественной гимнастики.

    Образ Чёрного лебедя я мечтала сделать всегда, но почему-то вспоминала о нем только после того, как упражнение уже было составлено. Если же Ирине Александровне не нравилась определённая музыка, то я сразу предлагала Чайковского, но она говорила, что под этого композитора нужно составлять совершенно новое упражнение, а не подставлять уже сделанное. Видимо, так было нужно, чтобы Чёрный лебедь остался на олимпийский сезон. Могу точно сказать, что это было одно из самых сложных упражнений, потому что лента на Олимпиаде была самая сильная, сложная, мощная и физически, и эмоционально. Наше упражнение длится всего 90 секунд, и обычно музыка собирается таким образом, что сначала идёт медленная часть, а затем идёт мощное развитие и концовка. Кроме того, что у меня была интерпретированная музыка, фрагменты из фильма «Чёрный лебедь», у меня также было постоянное изменение ритма музыки. Такое упражнение очень сложно делать четвёртым, последним, когда силы на исходе.

    «В жизни я улыбаюсь, только когда это искренне, и вообще называю себя оптимистичным пессимистом, потому что такова моя натура»

    У тебя была очень необычная музыка и упражнение в предолимпийском сезоне под ленту (Галина Уствольская «Дуэт для виолончели и фортепиано»). Как вы рискнули взять такую сложную музыку и тем более под ленту?

    Об этой музыке мечтала Амина Василовна, и мне она тоже нравилась. Мне было очень сложно с ней работать, потому что она рваная, и я также резко двигалась, что в работе с лентой неизбежно приводило к ошибке. Возможно, это и помешало мне безошибочно сделать последний вид в многоборье Чемпионата Мира. Я всегда полностью сливалась с музыкой, и характер моих движений сильно от неё зависел. Например, упражнение с мячом у меня всегда было под лиричную музыку, что полностью подходило специфике работы с этим предметом (мяч должен плавно катиться по телу спортсменки, она должна его чувствовать). Когда же пытались взять более быструю, энергичную и даже весёлую музыку, то на стадии постановки отказывались от неё, потому что мяч начинал скакать по мне как по барабану. Что же касается последнего упражнения с булавами, то Ирина Александровна несколько сезонов не соглашалась на “We will rock you”, и изначально для Олимпиады было составлено совершенно другое упражнение под другую музыку. Но оно не было чем-то запоминающимся и особенным, и было решено составить новое упражнение под Фредди Меркьюри. Мне удалось сразу сделать его без ошибок и потерь, что для новой программы феноменально, и Ирина Александровна сказала: «Мы берём! А знаешь почему? Потому что у тебя всё получилось идеально, и музыка тебе подошла!». Мне кажется, что именно эта музыка подходила под моё сердцебиение, под мой внутренний ритм.

    Как сильно и почему изменялись упражнения на протяжении сезона?

    Если по мнению Ирины Александровны упражнение составлено удачно, то она не любит ничего менять. Иногда же бывает, что программа переворачивается с ног на голову. У меня такое всегда происходило в упражнениях с обручем и булавами. Меняют, потому что всегда ищется лучший вариант методом выступлений. Если что-то не пошло на соревнованиях, то, как правило, меняют, чтобы было удобнее и интереснее. При этом любое изменение – это, конечно, мини стресс для организма. К концу сезона упражнение приобретает свой идеальный вид.

    Участвовал ли хореограф-постановщик в тренировочном процессе?

    Да, Ирина Борисовна присутствовала почти на каждой тренировке. Она всегда отстаивала свои упражнения, свой стиль. Она постоянно помогала, делала замечания. И Ирина Борисовна, и Амина Василовна, и Татьяна Борисовна – всегда работали в команде, и мне это помогало, потому что они верили в меня.

    Что помогло сформировать свой стиль?

    Самое главное, что движения зависят от строения тела. У каждой из нас: у меня, Яны и Саши был свой стиль. Мне повезло, что у меня была такая команда, и что все упражнения мне ставила Ирина Борисовна. Всё, что она ни делала, мне всё нравилось. Все придуманные ею танцевальные дорожки и переходы от элемента к элементу я понимала, чувствовала и дополняла собой. Я всё делала так, как умела, прислушиваясь к своим тренерам. Таким образом и сформировался мой стиль.

    «Думаю, что даже неуверенность в себе мне очень помогала, потому что я никогда не могла пересматривать свои выступления»

    Над чем тебе было сложнее работать: техникой или артистизмом?

    Техника мне с детства давалась легко, я обожала учить новые элементы. Возможно, это и помогло мне догнать всех, а начала я тренироваться только в 7 лет. Над артистизмом работать было сложно, хоть потом я этим и брала. С детства я была очень серьёзной и ответственной девочкой и в 10 лет уже выступала под Шопена, мне не хотелось улыбаться на площадке под весёлую музыку. Я считала, что раз мне так трудно выступать, то я не должна наиграно улыбаться, иначе я чувствовала бы себя маленьким клоуном. Мне всегда хотелось выразить свой внутренний мир. Когда же я попала к Амине Василовне, то она ставила меня перед зеркалом и заставляла улыбаться, внушая, что моя улыбка очень красивая и естественная. Мы всегда работали над эмоциями в зале, это действительно очень важно в нашем виде спорта, потому что 50-60% натренированного «съедается» на соревнованиях, потому что ты нервничаешь и не можешь быть раскрепощён. Тренироваться необходимо на 150-200%, чтобы на соревнованиях получилось хотя бы 70%.

    Ирина Александровна всегда мне говорила перед выходом на площадку: «Не дай зрителю понять, какая ты есть на самом деле». Могу с уверенностью сказать, что во всех четырёх образах на Олимпиаде была я, хоть они и совершенно разные.

    В жизни я улыбаюсь, только когда это искренне, и вообще называю себя оптимистичным пессимистом, потому что такова моя натура. Мне всегда было сложно вписаться в новый коллектив, так как я казалась всем высокомерной. Я очень благодарна гимнастике, Амине Василовне и Ирине Александровне, что они помогли мне стать менее стеснительной и более уверенной в себе.

    Как ты сама, или кто воспитал в тебе честную, «трезвую» оценку себя на площадке?

    С одной стороны, это идёт из детства, от воспитания и характера. А с другой стороны, это среда, в которой ты тренируешься. Мои тренеры никогда не давали мне расслабиться, но в то же время я сама говорила, что мне не нравилось. Думаю, что даже неуверенность в себе мне очень помогала, потому что я никогда не могла пересматривать свои выступления. Единственные соревнования, которые я могу смотреть – это Олимпийские Игры. Я даже свои интервью не люблю смотреть, всегда нахожу какие-то недочёты у себя.

    Когда ты почувствовала, что по-настоящему повзрослела, как гимнастка (как профессионал)?

    Наверное, всё-таки ближе к Олимпиаде. Если же говорить о 2013 годе, когда Женя Канаева и Даша Дмитриева закончили, и мы остались за старших, тогда, конечно, я ещё не чувствовала себя профессионалом. Для меня всё было новое, я никогда не ездила на соревнования каждую неделю, у меня не было опыта. Только потом стало приходить понимание, что мы входим в основной состав Сборной России, и на нас лежит большая ответственность. Осознание, что я профессионал пришло, когда я полностью поняла, куда и зачем я иду, и когда я стала сама следить за своим питанием, ходить на восстановление.

    «Мне всегда было тяжело и в учении, и в бою»

    Спорт высших достижений — это постоянные перегрузки, но даже здесь нужно знать меру. В таком случае гимнастка должна сама следить за своим состоянием, или должна полностью довериться тренеру?

    Я всегда считала, что если я буду слушать тренера и выполнять всё на 100%, то это приведёт к успеху. Но потом я поняла — этого недостаточно. Я должна сама чувствовать своё тело и понимать, чего мне не хватает. Вечером я сама решала идти мне в тренажёрный зал на третью тренировку или поплавать в бассейне, чтобы восстановить мышцы. Конечно же, Амина Василовна не могла залезть мне в голову и узнать моё физическое и психологическое состояние, потому что она видела только мои внешние проявления и наш график работы. К тому же, если я не хотела что-то говорить и обсуждать, то из меня нельзя было это и клешнями вытянуть. Чем старше я становилась, тем больше я могла дополнять своими сведениями о здоровье и ощущениях картину, которую видели мои тренеры.

    Охарактеризуй, пожалуйста, Амину Василовну.

    Амина Василовна очень целеустремлённый и эмоциональный человек с прекрасным чувством юмора. Эмоции играют основную роль в её жизни, они ею движут всегда и во всём. Иногда ей это помогает, а иногда мешает. Амина Василовна очень добрый человек, всегда готовый помочь. Она также прямолинейная, говорит всё, что она о тебе думает. В спорте это невероятно важно, потому что все нацелены на результат, и здесь нет места недосказанности и скрытым обидам.

    Назови несколько черт, в которых подходы Амины Зариповой и Ирины Винер схожи и различны.

    В принципе, их методы схожи, потому что Амина Василовна тренировалась у Ирины Александровны. Обе требовали от меня артистизма. Однако, если для Ирины Александровны чем больше, тем лучше, то для Амины Василовны это не свойственно, она очень часто меня жалела. Конечно, во время спортивной карьеры я не замечала, что это происходило настолько часто, но посмотрев фильм, с удивлением это обнаружила. Возможно, такой подход Амины Василовны защитил меня от многих серьёзных травм. Когда я выступала на Олимпийских Играх, мне уже был почти 21 год, что по меркам российской художественной гимнастики уже старость. В предыдущем сезоне у меня не только болела спина, но и приходилось колоть уколы в суставы в стопе. Конечно, если бы Амина Василовна меня не жалела в меру, я могла просто не дойти до Олимпиады. Мне хотелось бы отметить опыт Амины Василовны, который сыграл важную роль в нашем пути. Когда я была юниоркой, у неё тренировалась Яна Луконина, и я всегда обращала внимание на замечания, которые Амина Василовна ей делала. Сейчас я точно могу сказать, что к моменту работы со мной замечания стали более точные и конкретные. Амина Василовна росла вместе с нами как тренер, как профессионал.

    Во время подготовки совместной коллекции с дизайнером Алёной Ахмадулиной какую часть работы делала ты?

    Когда я пришла, команда уже была сформирована, и коллекция была практически сделана, поэтому каких-то кардинальных изменений мы не вносили. Было важно сохранить цвета и фасоны, которые характеризовали бренд Алёны Ахмадулиной. Я работала с дизайном футболок: выбирала надписи и материалы, из которых они должны были быть сделаны. Вносила небольшие коррективы, работала с маленькими деталями – бусинами, заклёпками.

    Какова твоя роль как посла спортивного бренда Under Armour?

    Моя задача – популяризировать философию бренда, которую я разделяю на 100%. Когда я приезжаю на мастер-классы, то вижу детей, которые одеты в Under Armour, они счастливы, что могут носить то же, что и их кумир. Прекрасно, что бренд теперь популярен не только в США и Канаде, но и в России.

    Сейчас ты проводишь большое количество мастер-классов по всему миру, какова их главная цель?

    Мастер-классы — это возможность для маленьких детей увидеть своего кумира. Они в восторге от того, что могут подарить мне подарок и сказать какие-то слова, задать вопрос, сфотографироваться и получить автограф. Я езжу, чтобы дарить и получать эти невероятные эмоции. Всё-таки мастер-классы ограничены по времени, потому что спина даёт о себе знать. Но даже за небольшое количество времени я пытаюсь научить маленьких гимнасток базе, которой учили меня – и которая позволила мне в дальнейшем выполнять сложные элементы. К сожалению, сейчас я вижу, что тренеры не обучают базе, настолько важной в нашем виде спорта. Я также показываю и объясняю, как делать мои фирменные элементы и связки из олимпийской программы. Конечно, у девочек сразу горят глаза, и появляется желание всё выполнить.

    Что для тебя было сложнее – выступать или тренироваться?

    Сложно сказать, потому что мне всегда было тяжело и в учении, и в бою. Тренировки и соревнования – это разные вещи, но везде трудно и физически, и морально. Каждый день в Новогорске – это день сурка, ты делаешь одно и то же. Утром от одной только мысли, что снова нужно работать весь день под одну и ту же музыку, тебе ничего не хочется делать. Всё тело болит, и большое желание выспаться. Главное – ты не знаешь, как и во сколько закончится твой тренировочный день. На соревнованиях же на тебя давит чувство ответственности и желание выполнить всё так, как было отработано на тренировке.

    Часто ещё задают вопрос: что сложнее – быть гимнасткой или тренером? Я всегда говорила, что гимнасткой, а Амина Василовна – тренером. Мой аргумент, что выступать, перебарывать себя на площадке приходится мне, а Амины Василовны – что тренер хоть и переживает, но уже ничем не может помочь гимнастке на ковре. Я побывала три дня в роли тренера на съёмках проекта Международного Олимпийского Канала, я ужасно уставала физически. Конечно, если ты тренер, то у тебя постоянное психологическое и физическое напряжение.

    «Сейчас я стараюсь наслаждаться каждым моментом жизни, потому что мы зачастую начинаем что-то ценить, когда мы это потеряем»

    Ирина Винер-Усманова давала возможность увидеть классический балет в Большом театре, а смотрела ли ты современный балет?

    Первый раз я попала в Большой театр, когда только приехала тренироваться в Новогорск. Ирина Александровна регулярно водила нас именно на классический балет, я видела и «Дон Кихот», и «Жизель», и «Баядерку». Современный балет я смотрела только отрывками в интернете. Конечно, мой хореограф-постановщик, Ирина Борисовна Зеновка училась у современных хореографов и сейчас постоянно смотрит новые постановки – всё это сформировало её уникальный стиль, который она передавала мне. Кстати, после Олимпиады в Рио наша Сборная ездила в Санкт-Петербург, где в центре художественной гимнастики проходили сборы с труппой Б. Я. Эйфмана.

    Что помогало тебе отвлечься от художественной гимнастики в Новогорске?

    Меня спасало общение с друзьями и Сашей, возможность поехать на воскресенье домой, к семье. Иногда в Новогорске был карантин, и нас не выпускали. Для меня это было ужасно, потому что, просыпаясь в той же комнате, я чувствовала, что мне опять нужно идти на тренировку, это очень угнетало и отдохнуть морально не удавалось. Кроме того, я постоянно слушала музыку и смотрела фильмы.

    Скажи, можно ли сравнивать твою жизнь до и после окончания спортивной карьеры?

    Это два совершенно разных периода моей жизни, и моя жизни разделилась на «до» и «после» Олимпийских Игр. Если «до» я не помню себя вне зала и принадлежащей самой себе, то «после» я окунулась в семейную, замужнюю жизнь. Когда мы приезжали на соревнования, и бывшие гимнастки говорили Амине Василовне, что восхищались ей, то она всегда смущалась и отвечала, что это было в другой жизни. Меня это всегда очень удивляло, но сейчас у меня самой возникает такое ощущение, будто всё из другой жизни. Конечно, сны постоянно напоминают о тренировках и соревнованиях.

    Какая внутренняя установка наиболее важна для тебя?

    Когда я тренировалась, то успокаивала себя позитивной установкой: «Всё, что ни делается, то к лучшему». Я, в принципе, не люблю какие-то чёткие установки. Во время спортивной карьеры в меня верила моя команда, семья и близкие. Честно говоря, тренируясь, я всегда жила завтрашним днём. То я ждала Сашу три месяца, то во время напряженной работы жила от выходного к выходному, во время активного соревновательного сезона – от соревнований к соревнованиям. Сейчас я стараюсь наслаждаться каждым моментом жизни, потому что мы зачастую начинаем что-то ценить, когда мы это потеряем.

    https://www.lapersonne.com/post/mamun-margarita-rhythmic-gymnastics


















    KaterinkaДата: Четверг, 09.05.2019, 13:48 | Сообщение # 462
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 84364
    Статус: Offline
    Маргарита МАМУН: “СОЛДАТОВОЙ НЕПРОСТО. КОНКУРЕНЦИЯ ЗА ТОКИО-2020 БУДЕТ СЕРЬЕЗНОЙ”
    Автор: Мария Маркова

    Олимпийская чемпионка Рио-2016 по художественной гимнастике Маргарита Мамун рассказала о том, как проводит мастер-классы, кто сейчас выступает в ее купальниках и почему не любит выставлять свою личную жизнь в Инстаграме.

    Маргарита – долгожданный гость на любом турнире по художественной гимнастике. К ней тут же бегут за автографами и фотографиями все спортсменки, кто не находится в этот момент на ковре, на нее направлены все фото- и видеокамеры. А сама олимпийская чемпионка, улыбаясь, за доли секунды находит взглядом любимого тренера – Амину Зарипову – и первым делом идет с ней здороваться. На Кубке президента Федерации художественной гимнастики Москвы Амины Василовна со своей ученицей, победительницей юношеских Олимпийских игр-2018 в Буэнос-Айресе Дарьей Трубниковой.

    ЛЮБИМЫХ ГИМНАСТОК У МЕНЯ НЕТ. БОЛЕЮ ЗА ВСЮ СБОРНУЮ РОССИИ

    – Соревнования смотрю по-прежнему глазами гимнастки, – рассказала, сидя на зрительской трибуне, Мамун. – Сравниваю нынешние правила с нашими, сравниваю композиции. У меня любимых спортсменок. Я болею за сборную, за флаг нашей страны: за Дину и Арину Авериных, за Сашу Солдатову, за Катю Селезневу.

    – Многие спортсмены после окончания карьеры перестают следить за соревнованиями. У вас как?

    – Смотрю, но совсем немного. Видела “Гран-при” в Москве и чемпионаты мира. Все дело в том, что я провожу довольно много мастер-классов – на это требуется время. Да и сама я не отошла еще от спортивной карьеры, сложно воспринимаю новые правила.

    – Что дают вам мастер-классы?

    – Приятно видеть детские горящие глаза, понимаю, насколько такие мастер-классы важны для детей. Представляю, что ко мне бы в таком возрасте приехала с мастер-классом, к примеру, Ира Чащина – показывала, как работать с предметом, исправляла мои ошибки, ответила на вопросы и дала автограф… Я стараюсь донести до тренеров и для спортсменок, что самое главное – это база. Сколько я уже объездила стран и городов, и вижу, что дети выполняют сложнейшие элементы, а просто на левый шпагат с пола сесть не могут. А это же то, без чего они смогут впоследствии дорасти до определенного уровня. Да и вообще вопрос их здоровья. Кроме того, я делюсь своими небольшими секретами, фишками, стараюсь обучить каким-то элементам, которые делала я.

    Кроме того, своеобразным бонусом для меня является возможность попутно посмотреть мир. Когда я выступала и тренировалась, не могла этого сделать. А сейчас есть свободное время, чтобы, помимо работы, посетить достопримечательности, узнать что-то новое для себя.

    – База, которую дают наши школы, всегда считалась самой лучшей. Это по-прежнему так?

    – Наша база действительно пока самая лучшая. У нас самая сильная школа. Другие страны это понимают и поэтому не стоят на месте. Нас многие стараются догнать благодаря тому, что у них работают тренеры из России, или сами гимнастки из разных стран приезжают к нам на базу в Новогорск

    В ДЕТСТВЕ Я НЕ ИГРАЛА В ИГРУШКИ, А НАДЕВАЛА МАМИНЫ ТУФЛИ

    – Судя по сотрудничеству с дизайнером Аленой Ахмадуллиной, с брендом Under Armour, мода – это еще одно направление, которое вам интересно.

    – Да, это правда. В детстве я не играла в игрушки, а надевала мамины туфли. Мама была для меня примером в том, как одеваться, как хорошо выглядеть. И я всегда любила красивую одежду – не важно спортивную или более женственную. Современные тренды сейчас как раз находятся на стыке. И для меня мода – это не хобби или работа, а образ жизни.

    – Когда вы выступали, вам важно было нравиться себе в зеркале перед тем, как выйти на ковер?

    – Конечно. В нашем виде спорта внешний вид очень важен. Правда, я всегда была собой недовольна: в плане веса, синяков, которые оставались от предметов, разодранных на тренировках коленок. И, разумеется, когда я надевала купальник, мне обязательно должно было нравиться, как он выглядит, как на мне сидит. Мне важно было чувствовать себя красивой, иначе это отражалось на моем настроении и уверенности в себе и в конечном счете влияло на качество выступления.

    – Известно, что купальники часто передаются от одного поколения спортсменок к другому. На ком вы видели свои?

    – Да, у нас есть такая традиция. Когда я только начинала выступать в основном составе сборной, мне доставались купальники Жени Канаевой. И это было для меня очень почетно. Иногда мне даже становилось не по себе: первые номера сборной выступают в своих, а я – в купальнике двукратной олимпийской чемпионки. Это было здорово!

    После Олимпиады я видела многие свои купальники на девочках. Саша Солдатова просила у меня олимпийский костюм под обруч. Я ей давала на один сезон, и она мне его потом вернула, потому что это был мой купальник. Видела свой купальник под булавы у Дина и Арины, купальник под мяч, под обруч с бабочками.

    На самом деле это очень приятно – значит, мы с тренерами придумали что-то оригинальное, красивое. К примеру, в 2013 году мы с Аминой Василовной впервые решили попробовать убрать горло и рукава. Тот зеленый купальник я потом видела и у Саши Солдатовой, и у Юли Бравиковой. Сейчас такой фасон – абсолютно нормальная практика.

    АМИНА ВАСИЛОВНА ОБРАЩАЕТСЯ ЗА СОВЕТОМ. И ЭТО ОЧЕНЬ ПРИЯТНО

    – Следите за Дашей Трубниковой?

    – Да. Особенно внимательно следила на Юношеских Олимпийских играх.

    – С собой сравниваете?

    – Даша делает некоторые элементы, из тех, что делала я. Кроме того, ей ставит программы наша Ирина Борисовна Зеновка. А ее постановки узнаваемы. Мне кажется, у Даши есть свой фирменный набор элементов, она абсолютно другая – начиная от внешности и фигуры и заканчивая манерой исполнения. И это очень здорово, что мы разные, и что у Амины Василовны получается подчеркивать индивидуальность ученицы.

    – Амина Василовна может к вам обратиться за советом?

    – Да. И мне очень приятно, что это происходит. Она может задать вопрос по поводу купальников, по поводу музыки. Может попросить дать какие-то небольшие советы Даше, чтобы ей было легче справиться с некоторыми нюансами тренировок.

    – Ожидалось, что после вашего с Яной Кудрявцевой ухода из спорта Александра Солдатова должна была стать лидером сборной, но Дина и Арина Аверины показывают очень высокий уровень. Психологически это тяжело?

    – Конечно. Саша была претендентом на попадание в Рио-2016. Разумеется, им с Анной Вячеславовной (Дьяченко – личный тренер Солдатовой. – прим. Team Russia) после окончания Игр было непросто. Чтобы продолжать усердно работать, нужна очень сильная мотивация. И это при том, что конкуренция в сборной по традиции очень сильная, девочки молодые наступают на пятки, а скамейка запасных – очень длинная. И все растут в своем мастерстве.

    – За олимпийские путевки будет нешуточная борьба.

    – Олимпийские квоты не именные, и их всего две. Это, конечно, очень мало. Но гимнасткам, на самом деле, грех жаловаться. Судите сами, в нашем виде спорта круг претенденток можно по пальцам пересчитать. А в других дисциплинах нужно еще на чемпионате России побороться с двумя-тремя десятками конкурентов, чтобы просто в сборную попасть – как, например, в плавании или в фигурном катании.

    У Саши Солдатовой есть огромный опыт выступлений на высоком уровне, она прошла с нами предолимпийские сборы, была на самих Играх.

    – Ваши подписчики часто интересуются, почему вы так редко выкладываете какие-то семейные фотографии или сториз из своих поездок.

    – Хоть я и публичный человек, я не выкладываю свою еду, места, где я останавливаюсь в путешествиях, геолокацию своей квартиры и не записываю по двадцать “сториз” в день. Я люблю своих подписчиков, но должны быть границы личного пространства. Я достаточно закрытый человек, из меня вытащить что-то, если я не хочу рассказывать, очень сложно. Амине Василовне нередко приходилось с этим бороться. Это же касается отношений: мы познакомились с Сашей за три года до Олимпиады, но знали об этом только самые близкие люди. Потому что это только наше.

    – Считается, что публичность спортсменов влияет на популярность вида спорта.

    – Я это понимаю, поэтому и стараюсь оставаться публичным человеком. Я пишу посты, посещаю мероприятия – именно, чтобы привлечь внимание к художественной гимнастике. Хотя мне не всегда это по душе. Но я понимаю, что это важно. Ведь о нашем виде спорта вспоминают обычно аккурат перед Олимпиадой, когда уже автоматически засчитывают золотые медали в общий зачет, а через две недели после Игр всех забывают. Это не хорошо и не плохо, так работают медийные законы, и я это понимаю и принимаю. Но с гораздо большим удовольствием я прихожу не на светские мероприятия, а на такие соревнования.

    В этот день Маргарита Мамун награждала победителей и призеров Кубка президента Федерации художественной гимнастики Москвы. Его обладателем в четвертый раз подряд стала команда спортивной школы МГФСО.

    Всего в первенстве города Москвы по художественной гимнастике участвовали более 200 спортсменок от 11 до 15 лет из 18 различных спортивных организаций столицы.

    – Очень рад, что нам удалось организовать такой представительный турнир, который помогает гимнасткам набираться соревновательного опыта и покорять новые высоты, – отметил президент Федерации художественной гимнастики Москвы Андрей Гурьев. – Художественная гимнастика – особый вид спорта. Помимо собственно физических данных, она развивает твердость характера, грацию и артистизм. Всем участникам турнира желаю больших спортивных побед и успехов во всем!

    https://teamrussia.pro/olimpij....ereznoj

    RGForYouДата: Воскресенье, 19.05.2019, 21:45 | Сообщение # 463
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 4872
    Статус: Offline
    Маргарита Мамун: Как-то снилось, что выхожу на старт... в бассейне 

    18 мая 2019 12:00 
    Мысин Николай 

    Олимпийская чемпионка Рио – о жизни после окончания карьеры, причинах раннего ухода из спорта, дружбе и соперничестве с Яной Кудрявцевой, необычном «пророчестве» мамы и многом другом. 

    «СЕЙЧАС УСТАЛА ОТ ПЕРЕЛЕТОВ» 

    На Играх в Рио Маргарита Мамун осуществила мечту – завоевала олимпийское золото, в упорной борьбе опередив многолетнюю соперницу Яну Кудрявцеву. После чего из-за травмы спины взяла паузу, а годом позже официально объявила об окончании карьеры. Мы пообщались после Кубка Президента Федерации художественной гимнастики Москвы Андрея Гурьева, прошедшего в конце апреля, на котором сама Маргарита была в качестве почетного гостя и наблюдала за будущими звездами. Вполне возможно, что одна из девочек, завоевавших медали на этом турнире, когда-нибудь сумеет повторить успех Мамун – и тоже стать олимпийской чемпионкой! 

    – Спортсмены после завершения карьеры ведут себя по-разному. Кто-то просто наслаждается жизнью и отдыхает, кто-то идет в политику, кто-то становится тренером. Чем занимаетесь вы? – начинаем беседу. 
    – Я посвятила себя семье и новой работе. Так сложилось, что в моем виде спорта очень популярны мастер-классы. Причем – во всем мире. Я когда только вернулась в Москву после победы в Рио, буквально на второй день получила приглашение в Мексику. Правда, тогда отказалась – сами понимаете, было совсем не до этого, – смеется Маргарита. – Но идея понравилась. В 2017-м, окончательно закончив карьеру, я провела свой первый мастер-класс. Так начался новый этап в жизни. Насыщенный событиями и очень интересный! Только в прошлом году я провела 33 мастер-класса в самых разных уголках планеты. Правда, немного устала, да и перелеты даются непросто. Так что сейчас взяла небольшую паузу и передвигаюсь, в основном, по России. Но мне нравится то, чем я занимаюсь. Нравится работать олимпийской чемпионкой. Это ведь здорово – делиться мастерством с юными гимнастками! 

    – Я политику не просто так упомянул… 
    – Во-первых, меня туда не звали. А во-вторых – я и не рвалась. Да, после завершения карьеры я стала больше следить за общественно-политической жизнью. И замечаю за собой стремление помочь людям. Но я стараюсь делать это более конкретными вещами – например, поддерживаю различные фонды. А становиться депутатом или чиновником… Сейчас в мои планы это точно не входит. 

    – Олимпиада-2016 стала последним вашим турниром? 
    – Технически, последним был клубный чемпионат мира в Японии – через две недели после Игр. Но все понимали, что эти соревнования прошли уже в расслабленном режиме. По-настоящему, на высшем уровне, последний раз я выступала действительно в Рио. 

    – Отдохнуть-то успели? 
    – Конечно, я съездила в отпуск… Если честно, думала, что после Олимпиады закроюсь от всех на полгода, буду валяться тюленем и ничего не делать. Но меня подхватило мое спортивное агентство, которое по часам – по минутам стало расписывать мой новый график с мастер-классами. Многие предупреждали, что после завершения карьеры может начаться депрессия. Спортсмен ведь думает: «Чем буду заниматься дальше?», «Я больше никому не нужен»… Со мной такого точно не случилось. 

    «С ЯНОЙ БЫЛИ ОЧЕНЬ БЛИЗКИ» 

    – Мастер-классы – это одно. А поработать тренером не думали? 
    – Я сколько себя помню, с самых малых лет, проводила в зале все время. Отдыха длиною больше 10 дней никогда не было! Такой у нас вид спорта. Мы приходили в зал ранним утром, уходили поздним вечером, отдых в середине – час-полтора, и так – шесть дней в неделю круглый год, плюс постоянные разъезды. Все это время тренер находятся рядом. Амина Василовна (Зарипова – личный тренер Мамун, – Прим. ред.) проводила со мной больше времени, чем с родными детьми. И я понимаю, что если сама пойду в тренеры, меня будет ждать тоже самое. Сейчас я к этому не готова. 

    – Вы признавались, что ваш кумир – Ирина Чащина. Никогда не думали, кто из гимнасток разных поколений был на пике карьеры сильнее всех остальных? 
    – Думала, конечно. В спорте без сравнений никуда – без него нет роста. Но и сравнивать сложно. У нас же не бег и не плавание, где есть четкий критерий успеха – время. Гимнастика – вид субъективный. Кто более морально устойчив, кто чище выполняет сложнейшие упражнения в конкретный момент – тот и выигрывает. Было бы интересно собрать всех топовых гимнасток в истории в их лучшей форме и посмотреть, кто из них победит. Но… Это невозможно! Все девочки очень разные, с разными стилями, все – чемпионки по характеру. Нельзя поставить кого-то на второе, на третье место. Все заслуживают только первое. 

    – Нынешние лидеры сборной – Дина и Арина Аверины, как-то сказали: «В первую очередь болеем друг за друга, только потом – за себя». У вас было такое же принципиальное соперничество с Яной Кудрявцевой. Как складывались отношения у вас? 
    – Ну, мы с Яной не сестры-близняшки, – смеется Маргарита. – Я даже не могу представить, что чувствуют Дина с Ариной. Но и мы с Кудрявцевой врагами не были, как ни пытались журналисты столкнуть нас друг с другом, создать вокруг искусственный конфликт. Наоборот – мы прекрасно общались! Опять же, гимнастика такой спорт, где нет прямого соперничества. Это не то, как происходит в плавании – когда выходишь на старт, рядом – еще семь спортсменов, ты видишь их справа и слева и должен их обогнать. У нас иначе – мы остаемся один на один с ковром, и наша задача – победить не другую гимнастку, а свои нервы, страхи, проблемы… Так что на отношениях это не сказывается. Мы с Яной были очень близки – жили вместе, собак покупали вместе, по магазинам ходили вместе… И, конечно, поддерживали друг друга. Так было легче для нас обеих. 

    – Сейчас остаетесь подругами? 
    – Разумеется! Просто видимся реже. Раньше мы были рядом друг с другом на протяжении всего года. Сейчас у каждой – своя семья, свой график. Мы не так часто теперь пересекаемся. Но все равно по-прежнему близки. 

    «ГИМНАСТИКА – ЖЕСТКИЙ ВИД СПОРТА» 

    – Художественная гимнастика – жестокий вид спорта? 
    – Не жестокий, а жесткий. Впрочем, как любой спорт. Везде свои особенности. Например, мы живем на базе круглый год. Оттуда улетаем на турниры. Туда же возвращаемся. Помню, сидели в бане с девушками из сборной по стрельбе. Они были в парилке ради своего удовольствия, мы – ради похудения, – смеется Маргарита. – Так вот, девчонки говорили: «У нас сбор две недели, а потом – по домам. К семьям, мужьям и детям». А мы понимали, что останемся здесь… Конечно, завидовали! Зато теперь могу похвастаться, что в 20 лет я стала олимпийской чемпионкой. И передо мной открылась вся жизнь. И я могу делать все, что мне обещали, когда я была маленькой девочкой, плакала от бесконечных тренировок, а мне говорили: «Терпи! Поживешь, погуляешь потом». В этом меня не обманули! 

    – Гимнастки рано раскрываются. Но и заканчивают рано – плюс-минус в 20 лет. Почему так выходит? Мешают травмы? «Наедаетесь» турнирами? 
    – Все вместе. У нас действительно молодой вид спорта. В 15 можно выступить на Олимпийских играх (если в год их проведения тебе исполнится 16) – так же, как в фигурном катании. Награды крупных турниров – чемпионатов Европы и мира – начинаются в этом же возрасте. И если в 20 ты уже берешь медаль Олимпиады, то какова новая цель? Конечно, только вторая медаль. 

    А для нее – пахать еще четыре года! 

    Это огромный срок! Сейчас я это понимаю особенно остро, когда сравнила, как бежит время в обычной жизни по сравнению с жизнью спортсмена. 

    – Все упирается в мотивацию? 
    – Скорее, в здоровье. У нас, наверное, единственный вид, где от спортсменки требуются такие возможности, которые не предусмотрены для нас природой! Бег – это естественно. Прыжки – естественно. Но не естественно складывать спину пополам или делать шпагат с размахом больше 180 градусов. Мы обязаны сидеть в зале по 8-9 часов на протяжении многих лет, почти без выходных. Это нагрузки на износ, и нетипичные нагрузки. К тому же в гимнастике их испытываешь в период активного роста. Такое не проходит без последствий. В 20 лет я не могла согнуть спину так, как в 17. И не могла делать тот же набор элементов. Когда тебе на пятки наступают 15-летние девочки, которым легче и согнуться, и восстановиться, возникает вопрос – а выдержишь ли ты новый олимпийский цикл? И есть ли смысл работать так долго? Поэтому многие и завершают карьеры. 

    – Можно взять перерыв, ближе к Играм – вернуться. Обычная практика… 
    – Но не в гимнастике. Нет, разные примеры были. Конечно, все зависит от конкретного человека. Анастасия Близнюк брала паузу на два года, потом вернулась – и снова стала олимпийской чемпионкой (в 2016-м – в групповых упражнениях, – Прим. ред.). Но ей это позволил организм. Это дано от природы. Мне – нет. Я бы так не смогла. 

    «КАК-ТО СНИЛОСЬ, ЧТО ВЫХОЖУ НА СТАРТ… В БАССЕЙНЕ» 

    – За сколько проплываете 50 м кролем? 
    – Ой, не знаю… Ни разу я на время не плыла, – улыбается Маргарита. – Хотя такая мысль была. Мне даже как-то снилось, что я стою на «тумбочке», жду сигнала на старт. И как я прочувствовала все то волнение, которое испытывают пловцы в данный момент! Напряжение – жесткое! Понимаю, из-за чего некоторые ныряют раньше времени… 

    – Я ведь и про плавание спросил неспроста… 
    – Да, я догадалась! – смеется Мамун – супруга Александра Сухорукова, вице-чемпиона Игр в Пекине в кролевой эстафете 4х200 м. 

    – Это была красивая история, как Александр сделал вам предложение – прямо на Олимпийском балу в 2016 году. 
    – Конечно, это стало сюрпризом! Не ожидала, что Саша вдруг решится на подобное. Догадывалась, что он хочет попросить моей руки, но думала, это будет наедине. Оказывается, он слишком хорошо меня знает. Сам сказал: «Ты – девушка, ты – гимнастка, ты любишь внимание публики»… Потом признался, что хотел все сделать несколько иначе, но не все его задумки одобрил ОКР. В любом случае, это было очень приятно! И представляю, каких усилий, какой смелости ему это стоило. Даже если уверен, что тебе скажут «Да», все равно сомневаешься. Ведь ты же задаешь вопрос, а на вопрос возможны два ответа. И мысль о «Нет!» пугает всех мужчин. Я видела, как он переживал. Но нужный эффект был достигнут. Как я могла отказать? 

    – Семейная жизнь – это труд или счастье? 
    – Это тяжелый труд. Который приносит счастье. 

    – Любимое блюдо мужа? 
    – Ой, даже не знаю… Я много готовлю – самое разное. Но что он любит больше всего? Банально, но, наверное, борщ. Борщ любят все мужчины. 

    «БЕЛЫЙ BMW НАПРОРОЧИЛА МАМА» 

    – Как-то вы рассказывали – пока были ребенком, ваша мама сказала: «Работай, тренируйся, станешь олимпийской чемпионкой, и подаришь мне белый BMW». Чемпионкой вы стали. И белый BMW получили. Вручили маме подарок? 
    – О, мама это просто напророчила! И то, что будет BMW. И то, что белые. Раньше ведь черные дарили! Мы после Рио прилетели в Москву и на следующий день отправились на базу. Ехали через центр, и я увидела у Кремля эти белые BMW. Сразу ей позвонила, сказала: «Откуда ты знала?». Она посмеялась в ответ. Разумеется, я хотела подарить ей машину. Но мама отказалась. Сказала: «Она – твоя». 

    – Многие эти BMW продали. Кому-то они были не нужны, кому-то – не по карману… 
    – Я понимаю этих людей. Страховка, налог, расходы на обслуживание – все это обходится в несколько сотен тысяч в год. Не все могут такое позволить. Да и квартиры олимпийским призерам дают не так часто, а жить в автомобиле некомфортно… Но я, к счастью, могу себе позволить содержать такую машину. Тем более, всегда о ней мечтала. 

    – Сразу сели за руль? 
    – У меня прав-то не было! Знаете, их не так просто получить, когда с детства круглый год живешь на базе… Я отучилась в автошколе, сдала на права и села за руль только в 2017-м. 

    – И было не страшно сразу водить «икс-шестой»? 
    – Думаете, муж мне позволил без опыта управлять такой машиной? – смеется Маргарита. – Нет, поначалу я водила старый мамин автомобиль. 

    – У Александра тоже должна быть «олимпийская» BMW – «икс-пятая» за серебро Пекина. 
    – Она и есть. Он до сих пор на ней ездит – пусть и прошло 10 лет. А что? Машина, разумеется, требует внимания. Но если за ней следить, проблем не возникнет. 

    – В метро-то спускаетесь? 
    – Временами бывает. 

    – И как? Узнают? Популярность вам не мешает? 
    – Она у меня не такая, как у футболистов. По крайней мере, я могу спокойно передвигаться по улицам. Но меня радует, когда меня узнают. Когда подходят незнакомые люди и говорят: «Мы всей семьей за вас болели и плакали от счастья, когда вы взяли золото». Это очень приятно! Причем такое происходит не только в России. 

    – Где еще? 
    – Я три года подряд участвовала в шоу в Корее. И меня начали узнавать и там. В Корее, кстати, есть своя звезда – Сон Ен Чже (бронзовый призер ЧМ-2014 в упражнениях с обручем, – Прим. ред.). Так вот – она без маски не может выйти из дома, чтобы на нее не «напали» фанаты! Мой случай, конечно, попроще. Но я была удивлена, когда приехала на Игры в Пхенчхане, и меня узнала даже девушка в кофейне в аэропорту! Потом – и на ресепшене в отеле. Меня часто бесплатно кормили в ресторанах, подходили на улицах… Подобные истории были в Нью-Йорке, в Италии и Испании. Плохо, когда популярность приводит к тому, что ты не можешь появиться без охраны на публике. Но в моем случае до этой крайности не дошло. А то, что узнают, иногда делают подарки и берут автографы – конечно, это очень приятно! 

    АНКЕТА «ЛЮБИМОЕ» 

    БЛЮДО 
    Домашняя и итальянская. 

    МУЗЫКА 
    Любая. Я меломан. У меня в плейлисте и Шопен, и Баста, и Майли Сайрус с Мэрлином Мэнсоном. Нравится многое – независимо от жанра. 

    ЖАНР КИНО 
    Комедия, мелодрамы. Вообще, смотрю любое кино. Даже фантастику. Ужасы только не люблю. 

    АКТЕР/АКТРИСА 
    Алисия Викандер и Том Хиддлстон/Уилл Смит. Хиддлстон, кстати, не из-за роли Локи. Я даже ни одной части «Тора» не смотрела… 

    ГОРОД 
    Москва и Лос-Анджелес.

    https://www.sovsport.ru/rhythmic-gymnastics/articles/2:902793
    RGForYouДата: Суббота, 20.07.2019, 20:41 | Сообщение # 464
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 4872
    Статус: Offline
    Самый ценный автограф и новая звездочка из Бразилии. Маргарита Мамун оценивает старт юниорского ЧМ
    Анастасия Панина

    А также рассказывает, почему на чемпионатах мира волновалась больше, чем на Олимпиаде.
    Маргарита Мамун — амбассадор первого в истории чемпионата мира по художественной гимнастике среди юниоров, который в эти дни проходит в Москве. На олимпийскую чемпионку Рио-2018 возложены приятные обязанности общаться с прессой, поддерживать участниц турнира, раздавать автографы и фотографироваться с многочисленными юными зрителями, и вообще всячески популяризировать художественную гимнастику.

    Прежде чем ответить на вопросы журналистов, в числе которых была и корреспондент «Матч ТВ», Маргарита провела затяжную автограф- и фотосессию для всех желающих.

    — Маргарита, бесконечный поток поклонников к вам поражает воображение. Это скорее приятные или утомительные хлопоты?

    — Конечно, приятные! Когда говорят, что время ограничено пятнадцатью минутами, а там стоят дети и ждут, встать и уйти просто невозможно — поэтому все в итоге растягивается на час. С одной стороны, немного устаешь, но усталость эта исключительно приятная, потому что дети дарят тебе свою энергию и улыбки. Когда-то я сама в нашей старой доброй «Дружбе» (арена для соревнований по гимнастике на территории «Лужников». — «Матч ТВ») на Гран-при в Москве так же бегала за чемпионками. Тогда о фотографии на память речи не шло — у нас не было смартфонов, а сейчас — и селфи, и фото с одного ракурса, и с другого (смеется). Я собирала автографы, что-то удавалось взять самой, что-то передавали подружки по моей просьбе.

    — Какой был самый ценный автограф в вашей коллекции?

    — Ирины Чащиной. Алину Кабаеву мне поймать не удалось.

    — Насколько ваша жизнь стала сложнее и интереснее после принятого решения о роли амбассадора на этом чемпионате?

    — Не то чтобы тяжелее, просто немного более ответственна. Быть послом — приятно и почетно. Я думаю, дети рады (смеется).

    — Вы практически полный день провели вчера и сегодня на арене. Поделитесь впечатлениями о соревнованиях.

    — Я в восторге от того, что у современных девочек появилась возможность выступать в таком шикарном Дворце. Очень здорово, что у них будет мотивация принимать участие в соревнованиях высокого уровня. В следующем сезоне часть юниорок перейдет на взрослый уровень, и полученный здесь опыт будет большим плюсом в конкуренции с сениорками.

    Атмосфера прекрасная, болельщики поддерживают и россиянок, и спортсменок из других стран. Очень душевно. Вообще воспринимается это все как большой взрослый чемпионат, потому что многие гимнастки выступают на очень серьезном уровне. Смотришь иногда на девочку, и умом понимаешь, что это юниорка, но она показывает по-взрослому сложное и уверенное выступление. Особенно хочу отметить наших гимнасток.

    — Ирина Александровна сказала сегодня, что юниоркам из сборной России по силам претендовать на попадание в олимпийскую команду. Как вы оцените их перспективы? Например, Лалу Крамаренко.

    — Лала, безусловно, будет составлять конкуренцию нынешним сениоркам. Но невозможно загадывать заранее, потому что сложиться все может непредсказуемым образом. Яркий тому пример — отбор в Пекин 2008 года, когда на Игры поехала Евгения Канаева, а не более опытная Вера Сесина. И не просто поехала, а выиграла олимпийское золото.

    Мы даже на предолимпийском сборе не знаем, кто будет выступать в составе сборной — лицензии не именные, а итоговое решение по составу, как в случае с Лондоном-2012, может быть принято за несколько дней до выступления.

    — Вы заметили, что появление такого Дворца будет стимулировать юных спортсменок усерднее тренироваться. Нет сожаления, что его построили только сейчас, а не лет 5-10 назад хотя бы?

    — Мы говорили об этом с Яной Кудрявцевой, кстати. Жаль, что мы не застали в качестве спортсменок этот прекрасный зал, не смогли в нем выступить. Это даже не просто зал, это как … дом художественной гимнастики. Но значит так было нужно. Всему свое время.

    — В психологическом плане девочкам-юниоркам легче выступать, чем взрослым спортсменкам?

    — Сложно сказать. Для девочек это первый большой турнир, — конечно, это очень волнительно. С одной стороны, проще выступать, когда у тебя уже есть опыт и ты знаешь, чего ждать. С другой стороны — хорошо, что на Олимпиаде в Рио я не знала, чего ждать. Мы общались тогда с Анастасией Близнюк (двукратная олимпийская чемпионка в групповых упражнениях. — «Матч ТВ»), и она сказала, что первые Игры дались ей легче. Она не понимала еще, что за ними наблюдает весь мир, какой ажиотаж творится вокруг, что ждет ее потом. На второй Олимпиаде у тебя всегда выше ставки и есть осознание, насколько это ответственно.

    Даже я поняла, чего это все стоит, только когда поехала гостем на зимнюю Олимпиаду в Пхенчхан и увидела, как выигрывают наши фигуристки — Алина Загитова и Евгения Медведева. Как же я за них болела! Тогда я поняла, что большой опыт может сыграть и в минус — придавить грузом ответственности.

    Хладнокровие и опыт могут помочь взрослому спортсмену. Но юниору легче восстанавливаться.

    — Сегодня Дария Сергаева очень расстроилась, что уронила ленту во время выступления. Как пережить ошибку, если чувствуешь, что подвел тренера, команду и страну?

    — Не могу судить по своему опыту, потому что я попала в сборную команду в 15 лет, была темной лошадкой и не выступала на юниорских соревнованиях. Это нетипичная ситуация — обычно девочки проходят все этапы, начиная с Надежды России, потом Первенство России, потом юношеский чемпионат Европы и так далее. С этим багажом они уже приходят во взрослую сборную. У меня такого багажа не было. Я понимаю, почему Даша так расстроилась. Очень ответственно и сложно — выступать на таком серьезном турнире.

    — Умение справляться с нервами нарабатывается, или оно врожденное?

    — Чем ты спокойнее от рождения, тем проще тебе будет воспринимать происходящее. Но психологическую устойчивость можно и натренировать, часто участвуя в соревнованиях и преодолевая свой страх.

    Могу сказать, что на чемпионатах мира я волновалась больше, чем на Олимпиаде. Потому что к Рио была максимально натренирована и физически, психологически.

    — Уровень тренировочных нагрузок на юниорском и взрослом уровне сопоставим?

    — Наши юниорки готовились к этому чемпионату наравне с основным составом сборной — абсолютно по-взрослому. В Новогорске они вместе проходили контрольные тренировки. Когда ты идешь к соревнованию такого уровня — нагрузки сопоставимы абсолютно.

    — Каких-то интересных спортсменов из экзотических стран для гимнастики вы для себя здесь отметили?

    — Да, например, девочку из Бразилии, которая завершала программу квалификации сегодня (Пассос Анна Луиза. — «Матч ТВ»). У нее настолько чистые линии и стопы, она делала интересные вещи, опережая в этом даже представительниц из традиционно сильных гимнастических федераций. Впервые увидела сегодня спортсменку из Новой Зеландии — оказывается, и там уже активно развивается наш вид спорта.

    — А вы сами не скучаете по гимнастике?

    — Возможно, скучаю по выступлениям иногда. Слышу какую-то музыку, которая мне нравится, и думаю — вот я бы сейчас вышла на ковер! Классно, наверное, выступила бы под нее (смеется). Но я знаю, что легкость, сложность, чистота исполнения достигаются только многочасовой, многомесячной и многолетней работой на тренировках. Просто так на ровном месте не выйдешь и не сделаешь хорошо. Тогда понимаешь — все, хватит.

    — Вы готовы к тем переменам, которые скоро произойдут в вашей жизни? (Маргарита ждет ребенка. — «Матч ТВ»)

    — Конечно! Я спортсменка — закаленная и стойкая (смеется).

    — Если у вас будет дочь, приведете ее в гимнастический зал?

    — Все задают мне этот вопрос, особенно после документального фильма «За пределом». Могу сказать лишь, что это однозначно должно быть решение ребенка, как было в моем случае. А так, конечно, лучшего вида спорта для девочки, чем художественная гимнастика, не придумать. Она развивает тело, мысли, культуру, музыкальный слух и характер.

    https://matchtv.ru/summer....ogo_ChM
    Форум » Гимнастки и тренеры / Gymnasts and coaches » Гимнастки России / Russian gymnasts » Маргарита Мамун (Россия)
    • Страница 47 из 47
    • «
    • 1
    • 2
    • 45
    • 46
    • 47
    Поиск:

    pastorelliolympic.ru art-blesk.com

    Copyright ALECorp © 2019
    Все материалы, расположенные на данном ресурсе, были взяты из открытых источников интернета.
    Все права на материалы, представленные на ресурсе, принадлежат их авторам, правообладателям и издательствам.
    Ни администрация сайта, ни хостинг-провайдер, ни любые другие лица не несут ответственности
    за правильность, точность, законность, достоверность материалов и за их использование!!!