Premium Sport Products Реклама на сайте
Художественная гимнастика для Вас
Главная | Форум | Поддержать сайт | Регистрация | Вход
Воскресенье, 05.12.2021, 17:28
Приветствую Вас Гость | RSS
gpdanceshop.com
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 26 из 26
  • «
  • 1
  • 2
  • 24
  • 25
  • 26
Форум » Гимнастки и тренеры / Gymnasts and coaches » Гимнастки России / Russian gymnasts » Дина и Арина Аверины (Россия)
Дина и Арина Аверины (Россия)
KaterinkaДата: Вторник, 21.02.2017, 13:35 | Сообщение # 1
Группа: Модераторы
Сообщений: 86389
Статус: Offline
Дина и Арина Аверины


Premium Sport Products pastorelli-sport.ru
marikasДата: Пятница, 27.08.2021, 06:30 | Сообщение # 251
Группа: Проверенные
Сообщений: 964
Статус: Offline
EE
marikasДата: Пятница, 27.08.2021, 06:30 | Сообщение # 252
Группа: Проверенные
Сообщений: 964
Статус: Offline
EE
RGForYouДата: Вторник, 31.08.2021, 23:54 | Сообщение # 253
Группа: Администраторы
Сообщений: 8237
Статус: Offline
«У меня впервые в жизни случилась истерика». Сестры Аверины о скандале на Олимпиаде, ошибке Ашрам и будущем
31 августа 2021, Вторник, 22:05
Будут бороться до конца.

Олимпиада в Токио завершилась почти месяц назад, но ее обсуждают до сих пор. Главная тема в России — итоги художественной гимнастики, где наши спортсменки впервые за 25 лет остались без золота.

Дина и Арина Аверины дали большее интервью «Матч ТВ» — об эмоциях в Токио, апелляциях, общении с Линой Ашрам и продолжении карьеры.

— Все еще продолжаются споры, отправляют протесты, апелляции — кажется, это будет продолжаться бесконечно. Чувствуется, что вам, в принципе, уже все равно, что та народная любовь, то признание, которые вы получили, вернувшись на родину, это все равно круче?
Дина: Это, конечно, круче. Очень много людей поддерживает, спасибо им за это. Но я не могу сказать, что все равно. Ирина Александровна (Винер-Усманова) столько сейчас делает для нас, поэтому мы ее будем поддерживать, и она нас будет поддерживать, будем бороться до конца.

— Когда ехали на Олимпиаду, понимали, что судейство может быть предвзятым, что всем эта 20-летняя гегемония российских гимнасток поднадоела?
Арина: Нет. Конечно, мы об этом не думали. Мы с Ириной Александровной на последнем предолимпийском сборе во Владивостоке тренировались с утра до ночи, отрабатывали каждый шаг, каждый элемент.
Дина: Потому что мы понимали, что это Олимпийские игры.
Арина: Да. Надо делать элемент, стоять четко в равновесиях, крутиться, делать волны — делать все четко, чтобы не за что было снимать. Мы не задумывались о том, как нас будут судить, что там будет — просто делали свою работу.

— В квалификации вы выиграли у всех 3 балла. Это расслабляет, добавляет ответственности — какие здесь чувства?
Дина: Мы выиграли, потому что Линой допустила потерю.
Арина: Мы даже не задумывались: «Выиграли, значит надо расслабиться», таких мыслей даже не было. Мы все забыли и на следующий день начали выступать с чистого листа.

— Финал, первый предмет — обруч, вы сразу получаете минимум по 0,3 отставания от Линой. Вы вообще следите за оценками соперниц?
Арина: Скажу по себе: я никогда не должна знать результатов, я должна просто спокойно выходить и делать то, что умею. А Дина должна знать все результаты — кто сколько получил, все отставания.
Дина: Но это было раньше.
Арина: Да. А сейчас я выходила и смотрела на табло, потому что я выступала первой. Передо мной всегда высвечивалось табло, кто на каком месте идет. И я специально смотрела, чтобы знать, что и как. Мне это, конечно, не мешало, но мне еще Ирина Александровна, которая все время была с нами на связи, сразу после выступлений говорила, кто какую оценку получил. Мы все знали, кто и как сделал.

— Вы знали после первого предмета, что проигрываете?
Дина: Я выступала самой последней, поэтому знала все. Я получила оценку ниже, но у меня не было такого, что прям «все, это конец». Я как-то наоборот взяла себя еще больше в руки, думаю: «Это только начало, первый вид, дальше будет лучше». Я спокойно шла и думала: «Ну, ненамного, главное — держать, не сильно уходить вниз, стабильно идти — там дальше будет лучше».

— В булавах Линой получила на 0,5 больше, чем вы. У нее сложность тела 5,5, у вас 4,8. Получается, эти 0,7 сыграли большую роль.
Дина: Нет. На самом деле ничего не играло роль.

— Нельзя было сделать программу, чтобы тоже было 5,5?
Дина: Я старалась это делать, просто я не могла это физически из-за своей травмы спины. Ирина Александровна это понимала, мы, как могли, повысили.

— Сколько раз вы пересматривали финал Олимпиады?
Дина: Ноль.
Арина: Обруч, мяч, булавы — отрывками, ленту — ноль, не хочу.

— Неудачное выступление сестры как-то может повлиять на кураж? У близнецов ведь высокая эмоциональная связь, вы как-то почувствовали, что у сестры произошла неудача?
Дина: Я это поняла по лицам тренеров. Ариша уже тогда не пришла, там осталась сидеть. Приходят в зал Вера Николаевна Шаталина и Ирина Борисовна Зеновка с телефоном, где на связи Ирина Александровна. Они идут с таким лицом, я: «Все, да? Что-то серьезное?» Там стоял телевизор, я не смотрела ее выступление. Они говорят: «Да, она поменяла ленту». Я поняла, что где-то узел завязался.
Я не стала спрашивать, где, что и как — раньше допрашивала. У меня впервые в жизни случилась истерика, я стала переживать. Я понимаю, что мне вообще ошибаться нельзя.

— Истерика, как это выглядело?
Дина: Я была одна на площадке. Не помню, что сама себе говорила, меня просто начало трясти. За всю Олимпиаду это первый раз был, что меня начало трясти. Я старалась так ходить, дышать, выдыхать, успокаивать себя. И успокоила, все хорошо.

— Арина, после вашей ошибки у Дины была истерика. Какие у вас были эмоции в тот момент? Вы понимали, что нужно как-то мысленно передать спокойствие сестре?
Арина: Да. В первую очередь я старалась даже видом не показывать ей, что у меня все плохо. Я была спокойна, не начала истерить, потому что я нахожусь в зале, на меня все смотрят, я должна держать свое лицо. Но когда Рита Мамун с трибуны крикнула «Ариша, ты лучшая», я чуть не расплакалась, держалась. А потом, когда ушла из зала…
Дина: Помню, когда я выступила, Ариша ко мне подошла в Kiss and cry и сказала: «Я четвертая». А у меня даже не было этого в голове, я такая: «В смысле? Как?». Я пропустила этот момент, обычно я все прям четко знаю, кто за кем идет. Я была в шоке.

— Вы видели ошибку Линой?
Дина: Видела. У нас перед выходом был телевизор, я надевала кроссовки и что-то смотрю — она теряет. Как-то я еще больше успокоилась, еще больше собралась. Потому что я понимаю, что это последний вид, все допускают какие-то ошибки, надо еще больше быть собранней. Я иду по коридору, настраиваюсь, Ирина Александровна мне говорит: «Дина, Линой потеряла, у тебя есть шанс. Давай, иди и делай свою ленту, как ты умеешь».

— В каких вы отношениях с Линой?
Арина: Все хорошо у нас.
Дина: Мы с ней всегда общались на соревнованиях, переписывались — только если поздравляли друг друга с днем рождения, с новым годом, с другими праздниками.
Арина: У нас нет того, что мы все в черном списке, не общаемся.
Дина: После соревнований мы с ней общались, когда вместе шли на интервью, когда вместе сидели на допинге — общались нормально.

— После была какая-то переписка?
Дина: Она нас с днем рождения поздравила.

— Когда вы ехали на Олимпиаду, вы рассматривали ее как опасную соперницу?
Дина: Мы знали, что будет большая конкуренция. Но я переживала за себя, потому что, как я себя настрою, такой результат и будет.
Арина: Аналогично. В нашем виде спорта соперник это ты сама. Если ты допустила ошибку — ты виновата, а не другая спортсменка.

— То, что Дине и Линой долго выставляли оценки — говорит ли это о том, что судьи считали баллы, чтобы вы ее ни в коем случае не опередили?
Дина: Я не знаю, честно.

— А как вам хочется думать?
Дина: Уже не хочется думать. Не хочется опять переживать все эти эмоции, потому что только недавно успокоилась. Когда выставляли эти видео, как я ожидаю оценку, стою рядом с Аришой, сидит Вера Николаевна, я берусь за голову и плачу — нет, не хочу. Потому что я всегда смотрела это и плакала.

— За ленту вы получили 24,0. Насколько хорошо и справедливо вас оценили?
Дина: Я не понимала судейства. До этого я где-то выступала и понимала: делаю чисто — мне ставят. А там я вообще не понимала судейства, поэтому я не могу оценивать, насколько это хорошо или плохо.

— В микст-зоне вы сказали, что исполнили программу более-менее чисто…
Дина: Я всегда говорю, что более-менее сделала чисто, потому что, если я начинаю себя смотреть, я вижу ошибки. Я не могу на себя смотреть, понимаю, что тут или тут могла что-то сделать.
Я не смотрела полностью свои упражнения, видела отрывки — кто-то выставлял. Я смотрю: все, что я могла, я сделала. Главное, что нигде не потеряла, не допустила именно грубых ошибок.

— Сейчас все эти письма, апелляции, нам не предоставляют судейские протоколы… Допустим, предоставили протоколы, вам присылают золотую медаль. Вы будете счастливы?
Дина: Может быть даже не нужна мне эта золотая медаль, как нужна правда, справедливость, чтобы дальше хорошо судили российских гимнасток. Наверное, мы больше сейчас за это боремся.

— Вы будете продолжать?
Дина: Сейчас будут новые правила. Я не могу точно сказать, заканчиваю я или остаюсь.
Арина: Я тоже пока в раздумьях.
Дина: Сейчас мы отдыхаем, восстанавливаемся, лечимся.
Арина: Пока четкого ответа не могу дать.

— Вы говорили, что после гимнастики хотите пойти учиться. Куда?
Дина: Сейчас надо учиться и сдавать на права.
Арина: Потом наконец-таки выучить английский язык. И пойти учиться на экономический.
RGForYouДата: Вторник, 31.08.2021, 23:55 | Сообщение # 254
Группа: Администраторы
Сообщений: 8237
Статус: Offline
«Малышки на миллион». Эксклюзивное интервью сестёр Авериных
marikasДата: Вторник, 07.09.2021, 12:28 | Сообщение # 255
Группа: Проверенные
Сообщений: 964
Статус: Offline
EE
marikasДата: Вторник, 14.09.2021, 17:38 | Сообщение # 256
Группа: Проверенные
Сообщений: 964
Статус: Offline
EE
KaterinkaДата: Среда, 03.11.2021, 14:21 | Сообщение # 257
Группа: Модераторы
Сообщений: 86389
Статус: Offline
«Винер говорит иногда, что боится моего взгляда». Интервью с Диной и Ариной Авериными после триумфа на чемпионате мира
Анастасия Панина
Влад Жуков

«Когда мы только вернулись в зал, сразу сказали Винер, что боимся повторения судейства»

— Как вы заставили себя готовиться к чемпионату мира после Олимпиады? С эмоциональной точки зрения это же, наверное, такое опустошение.
Дина: — Мы были в зале на следующий день после звонка Ирины Александровны. Первый день с радостью пришли, начали потихоньку разминаться, вспоминать. Но потом была сложная неделя в том плане, что пришло осознание — надо опять через это же всё пройти, вот эти воспоминания тяжелые, тренировки тяжелые… Было сложновато себя заставить тренироваться. Ирина Александровна каждый день находила нужные слова. Подбадривала, поддерживала, объясняла. В какой-то момент настроение поменялось на более рабочее, но поначалу было сложно.

— Было сложно скорее физически или эмоционально?
Арина: — Сначала эмоционально, а за неделю до отлета в Японию уже физически. Потому что те же бешеные нагрузки были, что и перед Олимпиадой.
Дина: — Тело вспомнило, что существуют мышцы, существуют травмы, начинает все болеть.

— Все говорит о том, что подготовка к чемпионату мира была нервная. Еще и внешний информационный фон добавлял волнения, наверное?
Дина: — Когда мы только вернулись в зал, сразу сказали Ирине Александровне, что боимся повторения судейства. Она ответила — не переживайте, все будет хорошо. Потом был вопрос, состоится ли чемпионат мира в принципе из-за ковида. Нам не присылали информацию о том, где мы будем жить, какое расписание…
Арина: — Долго не было виз. Мы вроде как готовимся, но непонятно, куда. Проведут ли соревнования. И еще было страшно ехать выступать — а вдруг мы подведем страну? Вдруг не получится доказать, что мы можем, что можем выступать хорошо и без ошибок. Вдруг подведем Ирину Александровну и всех, кто с нами работает. Но когда мы приехали на чемпионат мира, мы про это забыли. И только вчера вспомнили, когда все уже было позади. Порадовались, что все хорошо закончилось, потому что столько людей наблюдало за художественной гимнастикой, за нами. Было бы стыдно подвести всех.

— Как вам удалось справиться, чтобы это гигантское чувство осознаваемой ответственности вас не придавило, не помешало выступить хорошо?
Арина: — Мы старались не думать о том, что это может повториться. Просто выходили и кайфовали. Настраивали себя, что это как в последний раз — в последний раз мы выступаем с этими программами. Выходили немного расслабленными.

— Но это, наверное, только на словах легко — «стараться не думать». Это такая же тренировка, как работа тела, работа с предметом, только работа с головой и силой воли?
Дина: — Да. Нас учат этому и тренеры, и психолог, но это зависит от человека в первую очередь. Не все могут справиться с нервами.
Арина: — Сколько бы тебе ни объясняли тренер и психолог, многое все же зависит от тебя. Как ты себя в голове настроишь, так и будет.

«Если Шаталина сможет, будет с нами дальше работать, нет — будем думать»

— Ваш личный тренер Вера Николаевна Шаталина довольно тяжело перенесла Олимпийские игры и все, что там было. Вроде бы даже к психологам обращалась. Можете рассказать, как и когда вы узнали, что к чемпионату мира вас будет готовить Юлия Барсукова?
Дина: — Да, Вере Николаевне было очень тяжело. Мы сами даже, наверное, чуть легче справились с этой ситуацией.
Мы с ней выступали на Олимпико Кап, который проходил в Москве, и после этих соревнований Ирина Александровна сказала, что на чемпионат мира с нами поедет Юлия Владимировна Барсукова. Просто без объяснений проблемы.

— Вы с Юлией Барсуковой выглядели довольно слаженной командой на чемпионате мира. Раньше она с вами уже работала?
Дина: — Мы все в одном зале, она наблюдала за нашими тренировками, пока тренировала своих девочек — Анастасию Гузенкову и Анну Попову.
Арина: — Она подсказывала нам, делала какие-то замечания. Перед чемпионатом она с нами проработала дней десять, может, чуть побольше. За это время мы нашли общий язык.
Дина: — У нее такой легкий характер, у нас более-менее легкий характер. На самом деле, она очень хорошо нас поддерживала на соревнованиях, подбадривала, придавала уверенности и сил. Она сама не нервничала и нам этого не передавала.
Она как бывшая спортсменка знает все, через что мы прошли, потому что прошла через это сама. Прекрасно понимает, что нужно сказать в нужный момент.

— Есть ли сейчас понимание, с кем вы теперь будете работать?
Дина: — Мы сейчас все отдыхаем, поэтому пока даже не обсуждали, что будет дальше. Если мы скажем с Аришей — все, мы идем в зал, мы готовы тренироваться, — тогда будем решать. Если Вера Николаевна сможет, она будет с нами дальше работать, если нет — будем думать.

— Вы с ней были на связи в Китакюсю?
Дина: — Мы ее поздравили с днем тренера, он был как раз в последний день соревнований. И так немного переписывались. Разница во времени сказывается. Когда прилетим в Москву, встретимся с ней, поговорим обо всем. Так будет проще.

«Решила, что закончу. Но Винер нашла нужные слова»

— Ирина Александровна рассказывала, как спустя пару недель после Олимпиады вы позвонили ей и фактически объявили, что заканчиваете. Вы действительно в тот момент были готовы бросить все?
Арина: — На самом деле, я первая сказала это Ирине Александровне. Полчаса почти мы тогда разговаривали по телефону. И усталость накопилась, и эмоции, и я сказала, что боюсь повторения того, что было на Олимпийских играх, и если так будут судить на чемпионате мира, не знаю, выдержу ли я снова. Тогда я решила, что закончу либо возьму паузу, но Ирина Александровна нашла нужные слова.

— Говорят, что после Олимпиады вас приглашали кататься в «Ледниковый период»?
Дина: — Это правда. Мы тогда типа «закончили», и ездили на 800-летие города в Нижний Новгород, которое устраивал Илья Авербух. И мы там как раз выступали. И что-то мы с ним там разговаривали про фигурное катание, потому что мы с Аришей очень давно хотели встать на коньки. А так как мы тренируемся, нам нельзя — мало ли, травма. И он нас пригласил попробоваться в «Ледниковый период». Мы говорим — отлично, через несколько дней мы прилетим в Москву, тогда и попробуем. Мы 3-4 дня прямо тренировались. Нас учили кататься, мы с партнерами ездили, всякие поддержки делали, было очень круто все.
И потом неожиданно звонок от Ирины Александровны (смеется). И вот мы уже в зале, готовимся на чемпионат мира. Мне кажется, Ирина Александровна даже не знала, что мы будем участвовать в «Ледниковом периоде». Мы думали, что если закончим, это будет сюрпризом.
Арина: — Мы сначала хотели научиться просто для себя, просто держаться на коньках. И потом бы уже поговорили с Ириной Александровной.

— Насколько принципиально другая физика движения в фигурном катании по сравнению с тем, что делают гимнастки?
Арина: — В фигурном катании тяжесть веса нужно переносить на середину стопы, чтобы не завалиться ни вперед, ни назад. У нас в гимнастике нужно стоять на полупальцах. Было сложно понять, где же это — середина стопы.
Дина: — Еще в фигурном катании нужно сгибать колени, чтобы кататься, а у нас в гимнастике все с прямыми ногами. Там надо садиться ниже, скользить по льду, чувствовать его, это все совсем по-другому. Мозоли натерли (смеется). Ужас какой-то.
Арина: — Натерли мозоли, а еще включились в работу какие-то другие мышцы и начали болеть. А мы даже не знали, что они существуют (смеется). Хороший опыт. Нам очень понравилось.

— Яна Кудрявцева как-то сказала, что сейчас, пересматривая свои выступления, иной раз сама боится своего взгляда перед выходом на ковер. И что она вообще очень стеснительный человек, которому непросто даются публичные выступления — контраст с тем, какой Яна была в спорте, колоссальный. Чем отличается Дина Аверина на ковре от Дины Авериной в обычной жизни?
Дина: — В гимнастике — да, я тоже собранная, строгая, взгляд у меня такой, что все боятся. Ирина Александровна говорит иногда: я боюсь твоего взгляда. Когда вижу себя на видео в моменты перед выходом, тоже иногда себя боюсь. Думаю — господи, боже мой, как люди вообще могут на меня смотреть, а потом со мной общаться (смеется). Поэтому раньше многие даже боялись ко мне подходить — думали, что я такая же в жизни. Все подходили через Аришу — мол, можно с вами познакомиться. А потом уже поняли, что я самая обычная в жизни. Добрая, отзывчивая, веселая. Совсем другая, противоположность тому, что в спорте. В спорте я строгая и сконцентрированная на своем деле, а в жизни, можно сказать, пофигистка.

— Арина, что насчет вашего характера в спорте и жизни?
Арина: — У меня как раз такой мягкий характер, который, мне кажется, иногда даже мешает выступать и мешает на тренировках. И Ирина Александровна пытается его немного поменять. Добавить жесткости Дины, чтобы я была такая же боевая. Когда я на тренировках разозлюсь, когда войду «в поток», у меня бывает, что все идеально идет. И тренеры пытаются до меня донести, что если я разозлюсь, возьму себя в кулак и буду дерзкая, то у меня намного лучше все получится, чем когда я мягкая неженка. Но пока что это очень редко у меня получается.

— После личного финала вы сказали: «Хочу доказать себе, что я могу больше. Доказать всему миру». Звучит амбициозно и даже немного воинственно — это как раз та работа над характером, о которой вы только что говорили?
Дина: — Добавлю сразу — я сама была в шоке, когда услышала.
Арина: — Я в первую очередь имела в виду себя. Что я себе хочу доказать, что могу больше и лучше.

— А в чем именно вам хотелось доказать, что можете больше? В качестве исполнения, в количестве титулов и медалей, или еще в чем-то?
Арина: — Дело не в медалях, не в званиях, не в титулах. Дело в том, чтобы показать всю красоту гимнастики. Движения, элементы, спектакль. Хочется, чтобы люди меня прямо запомнили красотой, эмоциями. Не сколько у меня там титулов… не как Дина Аверина — звезда художественной гимнастики (смеются). В этом плане я никому не хочу ничего показывать. Хочу раскрыть себя с другой стороны.

«Бывало так, что купальник шьют мне, а отдают Арише в итоге, или наоборот»

— У вас в этом сезоне было много стартов. Гимнастки обычно стараются не выделять любимый предмет или любимое упражнение, поэтому вопрос такой: было ли такое упражнение, исполнением которого вы сами остались довольны на 100%?
Арина: — Я могу сказать, что это последний выход с ленточкой под «Время, вперед!» в финале многоборья. Тогда я была собой довольна. И мяч в последний день. Эти два упражнения мне прямо понравились.
Дина: — У меня самый любимый — лента. Она более-менее удалась в квалификации и в финалах в отдельных видах. В многоборье она у меня была последним видом, и там уже пошли небольшие ошибки, но без потерь. Еще мне очень нравится обруч под AC/DC — очень благодарна Ирине Александровне, что она разрешила взять эту музыку. К сожалению, не всегда могла его делать на соревнованиях так, как на тренировках. Почему-то не шло… Но я справлялась с этой музыкой.
Еще я рада, что Ирина Александровна разрешила поменять музыку к булавам после Олимпиады. Я всегда хотела выступать под нее, мы давно пробовали, но что-то не получалось. Под нее я прямо кайфовала. А мяч — это шестая симфония Чайковского, Ирина Александровна выбрала мне ее. Долго над ней работали, никак не складывалось. Очень тяжело мне было понять эту музыку, соединиться с ней. Рада, что это в итоге удалось. Особенно в отдельных видах здесь в Китакюсю — мне очень высоко поставили, 29,150.

— У вас, кажется, было несколько десятков вариантов купальников в этом сезоне. От старта к старту они менялись. Можете назвать точную цифру?
Дина: — Мне кажется, мы уже со счета сбились. Их было очень много, причем из них мы во многих даже не выступали. Пробовали что-то делать в них, но на соревнования не выходили. Поэтому в один момент просто перестали считать. Еще под конец бывало так, что купальник шьют мне, а отдают Арише в итоге, или наоборот. Запутались мы немного. Но могу сказать, что на чемпионате мира я точно не поменяла ни один купальник! (смеется). В каких выходила в первый день, в таких до конца и выступала.

— А нет ли каких-то технических сложностей из-за смены купальников? Не нужно ли время, чтобы привыкнуть к новому, прежде чем выходить с ним на соревнования?
Дина: — Я, например, не могу выступать с рукавами в обруче, потому что там идут всякие передачи, и у меня скользит. Так же мяч — раньше не могла выступать в купальнике с рукавами, сейчас уже более-менее, просто подгибаю их чуть-чуть, и, в принципе, становится удобно.
Еще в булавах не могу выступать с правым рукавом — если он будет, я не смогу сделать первую ловлю в упражнении. Она у меня будет вылетать. А в ленте я вообще никогда не могла выходить с рукавами, но в этот раз сделали такой красивый красный купальник… Его шила Светлана Герасимова и привезла на тренировку в последний день перед вылетом. Он был просто роскошный… И с рукавами. А рукава у него настолько тяжелые, все в камнях…
Самая большая проблема — перекат. У меня в ленточке три переката, и я каждый раз очень сильно на них концентрировалась, потому что с рукавами не привыкла их делать.
Но в итоге это оказалось огромным плюсом, потому что в зале, где проходил чемпионат мира, было очень душно и влажно. И рукава на самом деле спасали, потому что лента не липла к рукам. Поэтому я очень рада, что они у меня были, иначе не знаю, что было бы (смеется).

— По новым правилам пострадает ваш главный компонент — трудность предмета. Готовы к тому, что в том числе и из-за этого в новом цикле конкуренция со стороны других гимнасток обострится до предела?
Арина: — Конкуренция у нас всегда была очень большая. У нас, в России, скамейка запасных огромная, и ты должна каждый день приходить и доказывать, что ты лучшая. Все будут подстраиваться под новые правила. Дай бог, и мы попробуем это сделать. Посмотрим, что из этого выйдет.

«В жизни я никогда не ругаюсь!»

— Дина, после ленты в отдельных финалах вы сняли маску и выругались — этот момент попал в трансляцию. Это было немного неожиданно — вы обычно очень сдержанная и вежливая. Эмоции взяли верх?
Дина: — В жизни я себя так не веду и никогда не ругаюсь! (смеется). Это на самом деле было на эмоциях, и сейчас мне очень стыдно. Я просто не должна была себя так вести, но, к сожалению, не смогла справиться с собой. Это мне очень тяжело далось. Только сейчас я понимаю, что это был финал в отдельных видах, я проиграла всего одну медаль… Главное — что я чисто выступила, все мною довольны. Моей вины в результате нет.
Мне было настолько стыдно… Понимаю, что теперь это уже никак не исправить. Надеюсь, это просто все забудут! (смеется). В первую очередь, кстати, мне стыдно даже не перед зрителями, а перед судьями. Мне кажется, они это видели. Извиняюсь перед ними — больше такого точно не будет.

— Возможно, вам не стоит себя стыдить. Вы вряд ли обращались к кому-то конкретному, это выглядело просто так, что вы очень устали и сильно расстроены.
Дина: — Все мы обычные люди, все ругаемся. Понимаю, что нельзя это делать на камеру. Это просто эмоции. Видимо, я не до конца еще отошла от Олимпийских игр и не смогла себя сдержать.

— Позади сложнейший сезон в вашей карьере. Вы часто в интервью благодарите тренеров, родителей, болельщиков за поддержку. Но, кажется, большая заслуга, что вы смогли пройти этот путь, в том, что вы вместе. Скажете слова благодарности друг другу за что-то, чего мы не знаем?
Арина: — Я благодарна Дине за то, что когда в финале многоборья, после не очень удачного обруча, у меня пропала то ли мотивация, то ли…
Дина: — Ну, как на Олимпийских играх.
Арина: — Да. Там, конечно, Ирина Александровна и Юлия Владимировна пытались привести меня в чувство, как-то поддержать словами и подбодрить. Но если бы не Дина… Я постоянно спрашивала: «А сколько этой поставили? А что мне надо сделать?» В этот момент Дина меня старалась успокоить, говорила, что еще не все потеряно: «Не начинай истерить, не повторяй ситуацию как на Олимпийских играх. Ты не должна сдаваться, надо биться до конца».
Мне кажется, после этого я поверила в свои силы и в себя. Поняла, что у меня есть шанс. Благодаря этому, наверное, я и стала бронзовым призером.
Ну и вообще мы каждый день друг друга поддерживали. Каждое утро говорили какие-то мотивационные слова. Просто разговаривали, что осталось потерпеть чуть-чуть, совсем немного, и все будет хорошо (смеется). Мы каждый день разговариваем, и каждый из этих разговоров может в итоге превратиться в мотивационный. Мы выступали в непростом графике — два вида утром, два вида вечером… Если бы не Дина, мне кажется, я бы одна точно не справилась.
Дина: — У меня то же самое, но в другую сторону. Ариша меня всегда поддерживала в том плане, что не надо нервничать и переживать. Никто не может поверить, что я волнуюсь, могу трястись на соревнованиях. Я выхожу с таким уверенным взглядом, за меня никто не боится, и я просто делаю свое дело и ухожу. Но на самом деле все иначе.
Ариша настраивала меня, говорила делать все, как будто в последний раз: «Просто ни о чем не думай. Ни об оценках, ни о местах. Просто выходи и делай, как умеешь. И тогда все получится».
Бывает, я иногда зацикливаюсь на оценке или еще на чем-то. На месте, к примеру, или на том, что кто-то сделал что-то хорошо, и теперь мне надо выходить и делать лучше. Не терять ничего… Бывает у меня такое. В такие моменты Ариша говорила мне: «Не думай ни о чем. Просто выходи и делай».

«Мы всю жизнь провели в гимнастике, а тут раз — и заканчивать…»

— Есть какой-то срок, который вы отводите себе на размышления о дальнейшей спортивной карьере? Сейчас вот будет отпуск в Дубае — может, там получится подумать об этом?
Арина: — В Дубае мы будем стараться отдыхать и ни о чем не думать. Мало еще времени пройдет, чтобы принимать такое решение. Мы всю жизнь провели в гимнастике, а тут раз — и заканчивать… Сложно решиться на такое и принять это.
После Дубая мы вернемся в Москву, побудем там немного. Дальше поедем в Испанию — нас пригласили выступить с показательным мастер-классом. Пока будем в разъездах, будем решать.
После Олимпиады мы хотели закончить. Вроде, круто, все, — решились! А когда вернулись в зал, поняли, что на самом деле скучали по гимнастике. Если бы мы тогда закончили и не поехали на чемпионат мира… Может, мы жалели бы об этом всю жизнь. Так что думать будем очень основательно.
RGForYouДата: Пятница, 03.12.2021, 16:41 | Сообщение # 258
Группа: Администраторы
Сообщений: 8237
Статус: Offline
"Рыдаю и говорю, что ухожу": Аверины — о карьере, любви и Винер-Усмановой
10:00 03.12.2021
Александр Бокулев Заместитель руководителя редакции РИА Новости Спорт

Нуждаются ли в представлении Арина и Дина Аверины? Пожалуй, вопрос риторический. Из большого интервью РИА Новости с одними из самых титулованных и узнаваемых гимнасток в истории вы узнаете:

— что думают сестры о дальнейшей карьере;
— какими анекдотами они смешили Ирину Винер-Усманову;
— кого из российских фигуристок Аверины называют фаворитками Олимпиады в Пекине;
— с каким животным Дина сравнивает Арину на тренировках;
— работает ли, по их мнению, принцип "Спорт вне политики";
— есть ли у сестер чувство, что их провожают на "пенсию";
— и многое другое.

"Больше не будем вмешиваться в вашу жизнь"

— Начнем со здоровья — как вы себя чувствуете физически и ментально?
Дина: Все хорошо, слава Богу, потому что мы совсем недавно прилетели с отдыха и нас ничего не беспокоит. Когда мы отдыхаем, у нас ничего не болит, поэтому чего тут жаловаться. Мне кажется, в Дубае мы впервые так долго на море находились в плане отдыха.
Арина: Под конец даже солнце поднадоело. Но все равно хорошо отдыхали, спасибо Ирине Александровне за такую возможность. Еще и родители прилетели, побыли с ними вместе.

— Подводили с ними итоги сезона?
Д: Нет, мы с ними не разговаривали насчет гимнастики. Сейчас об этом не говорим, особенно после Олимпиады — тогда они хотели, чтобы мы закончили, мы тоже этого хотели. Когда нас Ирина Александровна позвала обратно в зал, они сказали: "Решайте сами, мы больше не будем вмешиваться в вашу жизнь".
А: Поэтому после чемпионата мира не обсуждали дальнейшие планы, даже сам турнир. Просто отдыхали, никаких разговоров про спорт.

— Давайте тогда обновим информацию — решения по карьере еще нет?
А: Пока думаем, тренируемся.
Д: Но потому что готовимся к шоу, это другой режим и настрой. Мне кажется, даже Ирина Александровна не знает, о чем мы думаем.
А: А мы не знаем, о чем она думает (смеется).
Д: Пока занимаемся своими делами. Очень много времени посвящаем вождению, потому что до чемпионата мира у нас была теория, а теперь мы перешли к практике. Занимаемся английским, участвуем в шоу и съемках, поэтому больше этому уделяем время.
А: Все равно еще надо пробовать. Прямо сегодня взять и сказать, что остаюсь в спорте, правда не могу.
Д: Да! У меня вот было так, что в один день хочу тренироваться, а на следующий рыдаю и говорю: "Все, я ухожу". Очень сложно принять такое решение.
А: Пока можно сказать, что на Кубке России в декабре мы выступать не будем.

— Вообще многие акцентируют внимание именно на Париже-2024, но ведь есть сезоны до этого.
А: Вот именно, еще 2,5 года! Почему все сразу цепляются за Париж? Надо сначала один сезон, потом второй. Даже когда до Токио оставалось 10 дней, я была на сборах и еще не знала, выступаю или нет.

— При этом после чемпионата мира вы говорили, что произошла некая перезагрузка мотивации. Это остается с вами?
А: У меня да. Когда я сразу после Олимпиады сказала, что заканчиваю и никаких больше соревнований…
Д: А я тебе сразу сказала, что еще посмотрим!
А: Да, но тогда я не хотела продолжать. А на чемпионате мира в последний день был момент, когда мне нужно выходить на третий вид многоборья. Я подхожу к Дине и говорю: "Остаюсь в спорте!" То есть еще даже турнир не закончился, а я так уже сказала.
Д: У меня, наоборот, были другие чувства. Когда я там сидела в Kiss&Cry после ленты, Юлия Владимировна (Барсукова) спросила, чего так рыдаю. Говорю: "Мне кажется, что это все". Если после Олимпиады говорила, что остаюсь-остаюсь, то после мира все поменялось.

— Дина, ваши слова на чемпионате мира еще раз по губам все читали…
Д: Когда материлась? (смеется)

— Попало литературное слово.
Хором: Согласны!
А: Мы же про собак разговаривали — какую я, а потом ты купила. Но вообще в повседневной жизни мы так не ругаемся.
Д: Это все гимнастика — там одни нервы и стресс.

Голова возлюбленного

— Вы ведете канал на YouTube, как раз был выпуск про чемпионат мира. А что с контентом из Токио?
А: Мы снимали, но влог не выйдет. Снимали и тренировки, и опробование, и олимпийскую деревню, чтобы показать атмосферу, как там все живут. Снимали, как мы встретились с Диной в квалификации, само многоборье, но потом перестали — сутки буквально вылетели из жизни. Снимали уже закрытие Олимпиады, как летели обратно. Все эти видео у меня. Мне кажется, было бы интересно посмотреть другим, но выставлять пока не готовы. Сейчас мы не вспоминаем Олимпиаду, ни с кем не обсуждаем. Просто живем дальше — прошло и прошло.
Д: Для меня все более-менее спокойно. Чемпионат мира закончился — и я успокоилась. Видимо, для меня было важнее, чтобы я его выиграла, тем более после Олимпиады. Я могу спокойно говорить про Игры, а вот Ариша — нет.

— Как вы изменились за это время?
Д: Когда мы отдыхали после Олимпиады на Кипре, родители сказали, что мгновенно как-то поменялись и повзрослели, стали иначе рассуждать. Видимо, мозги перестроились и стали думать по-другому. Появилось время спокойно почитать книгу! Наверное, произошедшее действительно повлияло.
А: Мне кажется, это тот случай, когда со стороны заметнее. Люди говорят, что раз — и мгновенно изменились. Я вот даже не придала значения тому, поменялась или нет. А люди говорят, что действительно стали взрослее.

— Зато по-прежнему часто приходится слышать, что вы выглядите очень юно, заметно младше своих лет. Как на это реагируете?
Д: Раньше меня задевало!
А: Когда тебе 12 лет, наверное, было действительно обидно. Но сейчас Ирина Александровна каждый день говорит: "Вы выглядите на 16, по мозгам — на все 23". Мы уже привыкли к этому.
Д: Для будущего это хорошо — будем молодо выглядеть.
А: Да, для любой девушки, мне кажется, выглядеть моложе своих лет — плюс. Хотя я иногда вообще забываю, сколько мне лет. Но вот когда по утрам еле-еле встаю с кровати, то ощущаю себя лет на 40-50 (смеется).

— Если развивать тему внешности, какой стиль одежды, презентации себя вам ближе?
А: Была мода на оверсайз, и у нас есть пара таких вещичек, но не более того. Например, толстовки, в которых мы выступаем (в показательном номере). Я не очень люблю такие, в жизни их не носила бы. Не очень комфортно. Но и обтягивающую одежду не люблю. В общем, нужно, чтобы она немножко болталась на тебе, но не сильно.
Д: Я полюбила в последнее время платья — надела и пошла.
А: Но ближе всего, конечно, спортивный стиль. Разные футболки, костюмы тренировочные.

— Ощущение женственности, выразительности ведь и в гимнастике меняется с возрастом и опытом.
А: Да. Мне кажется, у нас это начало меняться в 2017 году, а глобально — в 2019-м. А на последнем чемпионате мира мы уже выходили и кайфовали.
Д: К тому моменту мы добились выступления на Олимпиаде — это высшая точка. А чемпионат мира оказался для нас четвертым, поэтому было уже меньше волнений, переживаний. Выступали вообще в кайф.
А: Было самим приятно выступать. Не было такого, что от страха сердце колотилось. Естественное волнение присутствует, но было круто выступать, проще раскрывать себя. Плюс с опытом стали лучше слышать музыку и двигаться под нее.

— Как этому научиться?
А: В декабре 2016 года Ирина Александровна села и начала разбирать с нами каждый шаг, взгляд, взмах рукой. Внушать нам, что мы должны двигаться красиво, женственно. С того момента в течение всех пяти лет она каждый день нам это объясняла и пыталась еще больше раскрыть нас изнутри.

— Ирина Александровна красочно рассказывала про этот процесс. Например, что мяч — голова возлюбленного.
Д: Да-да… Блин, если представить в другом формате, то ужас какой (смеется).
А: Но вообще там про то, что нужно мяч нежно, плавно катать, принимать. То есть к снаряду необходимо относиться бережно. А так я пока ничью голову не представляю, просто любимый мячик (смеется).
Д: Вот и я тоже.

— Какие нюансы с другими предметами?
Д: Булавы нельзя швырять. Впрочем, как и другие предметы.
А: "Ленту ты должна любить", — вот это она мне всегда говорит. У меня же проблемы всегда с ленточкой были (смеется). Ирина Александровна говорит, что надо забыть все трудности с ней и просто ее полюбить.

"А материться можно?"

— Какие у вас сейчас акценты в работе с Винер-Усмановой?
Д: Она нас стала раскрывать в другом плане. Перед чемпионатом мира мы должны были ей каждый день рассказывать по 2-3 анекдота. Она говорит: "Чего грустить? Вы должны приходить радостными и рассказывать мне анекдоты, чтобы мы вместе смеялись". Наверное, раскрывала нас больше в плане общения, чтобы мы были веселыми, а не грустными, не поникли в связи с Олимпиадой. Брали анекдоты просто в интернете, но она прям смеялась, поднимали ей настроение.

— Есть любимый?
Д: Запомнился такой: "Опишите вашу жизнь". — "Материться можно?" — "Нет". — "Тогда все хорошо!" Прям актуальненько было (смеется).

— Предлагаю нетленную классику. Ирина Александровна тремя словами?
Д: Справедливая, мудрая, великая. (После паузы) Ариш, реально задумалась?
А: Ну как в три слова все уместить? Скажу так: любящая, мудрая, заботливая.

— Показательно, что вы обе сказали "мудрая". Какой совет, идею из последних запомнили?
А: Что надо верить в себя. На чемпионате мира мы с ней долго стояли в обнимку, она много всего говорила. И перед последними выходами в многоборье сказала: "Поверь в себя, я в тебя верю. И Бог поможет!"
Д: Я тебя умоляю, она каждый выход так говорит (смеется).
А: Да, но в определенный момент это может совершенно по-новому ощущаться.

— Ирина Александровна вообще мастер броских, а порой и жестких цитат. Не кажется, что порой может ненароком переборщить?
А: Если бы она была мягкой, а не такой, как сейчас, то Россия не была бы лидером.
Д: На самом деле я об этом долго думала. Например, не перегнула ли она палку на тренировке. Но потом понимаю, что нет, ведь тогда бы не было результата. На ней реально держится вся художественная гимнастика. Если бы она не была жесткой и строгой, ничего бы не было. Она борется до конца и делает все для своих детей.
А: Конечно, не все могут адаптироваться, выдерживать такую нагрузку, общение. Возможно, должны сойтись характеры, понимание. Например, она может сказать сделать невероятные вещи. Ты думаешь: "Как я вообще такое могу?" Но я вот беру и делаю, потому что доверяю ей. Она видит, что у меня это может получиться. И правда — через какое-то время удается. А вот тех гимнасток, которые ей не верят, она не очень любит, потому что они сомневаются в ее решении. Она часто объясняет: "Я бы никогда от тебя этого не требовала, если бы не видела, что ты можешь".

— А вы на своем недавнем мастер-классе убедились, что сами не хотите быть тренерами?
А: Да, хотя говорят, что у нас бы получилось. Мы можем помочь, объяснить гимнастке, но сидеть с утра до ночи в зале я не смогу.
Д: Мне кажется, я скорее детей убью, чем им подскажу. Столько надо нервов, терпения. Если Ариша иногда не понимает с третьего раза, когда я ей объясняю, из-за чего приходится повышать голос, как я детям буду объяснять? Мне их жалко (смеется).

— Такая реакция быстро сходит на нет?
А: Да, все нормально (смеется). Раньше это больше задевало, но сейчас такое настроение быстро проходит. Хотя Дина по-прежнему может прикрикнуть на меня на тренировках.
Д: Чтобы ты старалась. В этом плане я более экспрессивна. Это же не из-за того, что Ариша ничего не делает, а чтобы она поняла. Стараюсь ей помочь, чтобы быстрее до нее дошло, как что-то делать. Называю ее горным козлом иногда, это не обидно. Вот у нее болят ноги, а она все равно скачет! Почему не коза? Хороший вопрос, не знаю (смеется).

"Политика давно в спорте"

— В ролике с чемпионата мира есть теплые моменты вашего общения с иностранными гимнастками, хотя на той же Олимпиаде хватало напряженных слов.
Хором: "Сломала систему!" — Алина Горносько.
А: На чемпионате мира мы нормально общались с ней, все в порядке. Напряжение было в первые дни, но потом уже все стало как обычно. Когда нет соревнований, мы нормально общаемся со всеми. У нас дружба народов, никто никому предметы не прокалывает и не ломает, допинг не подсыпает (смеется).

— При этом вокруг спорта и нашей сборной хватает жесткой риторики вперемешку с политикой, особенно во время Олимпиады.
А: Тогда мы вообще старались не залезать в интернет. Были же протесты, появлялись петиции за отмену Олимпийских игр, нас осуждали за то, что мы выступаем, пока люди умирают от ковида. Это было очень обидно и несправедливо, они же не стояли на нашем месте. После таких заголовков старались никаких новостей не читать.
Д: Еще многие писали, зачем ехать на соревнования без флага и гимна, называли это предательством. Я так не считаю.
А: Я тоже. Наоборот, несмотря на все трудности, мы ехали и выступали, в мире гимнастики все знают, из какой мы страны. В Японии все называли нас россиянками. Конечно, было бы приятнее выступать на Олимпиаде и чемпионате мира под своим флагом — возможно, даже по-другому бы судили.

— Политика же окончательно пришла в спорт, обратный тезис очень наивен?
Д: Да… Спорт уже давно не вне политики.
А: Сейчас уже работает принцип "Политика в спорте", стоит вспомнить те же новости о бойкоте зимней Олимпиады в Пекине.

— Вы же как раз пристально следите за фигурным катанием и будете его смотреть на Играх?
Д: Да. Наши фавориты в Пекине? Камила Валиева и Аня Щербакова (хором).
А: Конечно, все достойны. Сложно выбрать тех, кто поедет на Олимпиаду. Есть же еще Саша Трусова, Майя Хромых, жалко, что Даша Усачева получила травму недавно. И, конечно, Туктамышева, к которой большое уважение. Она катается по-другому, у нее взрослое, женственное катание. Чувствуется, как "малышки" больше побаиваются, соревнуются, а Лиза выходит и кайфует даже от себя.

Пожить без "опять засудили"

— Почувствовали скачок популярности за последние месяцы?
А: Нет.
Д: Да! Все любят скандалы, интриги, расследования, поэтому после Олимпиады о гимнастике говорит каждый.
А: Теперь каждый пятый "разбирается" в правилах, комментирует их. Если раньше были сплошные новости по ковиду, то после Олимпиады — только гимнастика.
Д: Это плюс. О художественной гимнастике хотя бы начали говорить, стали замечать, хоть как-то раскрутили и продвинули. А на себе все-таки не ощущаем, не считая подписчиков в Instagram.

— Такое внимание общественности к скандалам уже надоело?
Д: Хотелось бы скорее от этого избавиться, чтобы утихло, все как-то забыли, а то на каждом шагу говорят. В какой-то момент уже действительно раздражало, хотелось спокойно пожить без "опять засудили" и прочего.

— Ощущаете со своей стороны профессиональную задачу популяризировать гимнастику и другими способами? Это важно для спортсменов?
А: Мне кажется, да, потому что целыми сутками спорт. Можно прийти на какое-нибудь шоу, телеканал — и развеяться, и получить совершенно другой опыт, новые эмоции. Думаю, это важно для каждого спортсмена. Для нас это не в напряг.
— А категория лакшери-мероприятий, тусовка шоу-бизнеса вам близки?
Хором: Нет!
А: Мы стесняемся. Пока что туда не очень тянет. Мы спортсмены, а там звезды — у них другой мир, от которого немножко не по себе. Не на все события, куда нас приглашают, мы ходим.
Д: Это совсем другое, на таких мероприятиях страх есть.

— При этом вы выступаете в тысячах страз — чистая роскошь.
Д: В гимнастике так надо — чем больше камней, тем лучше!
А: Да, купальники — дорогое удовольствие. Некоторые из них оплачивают Ирина Александровна, федерация. А так они очень дорого стоят. Сейчас уже у шестилетних детей на купальниках по тысяче камней, родители отдают бешеные деньги за один купальник. Средняя стоимость наших — сто с небольшим тысяч (рублей). Некоторые продаем, некоторые остаются в Новогорске, их могут надеть гимнастки сборной России. На память пока ничего не оставляли.

По новым правилам

— К купальникам теперь будут новые требования. В чем фишка?
Д: Не все так страшно, как у многих написано. Они не хотят делать эффект длинных ног, как в синхронном плавании. У нас обычно идет бежевая сетка на боках, чтобы ноги визуально удлинялись. Сейчас этого делать нельзя, можно просто цветную ткань на бедра. Эстетически это особой роли не играет.

— Про купальники нередко говорят в контексте объективации женщин. Вас это когда-нибудь смущало?
Д: Я не люблю выходить в слишком открытом, это неудобно. Трудно привыкнуть, как и сложно выйти в первый раз в купальнике без юбки. Представляешь, как все на тебя будут смотреть, думаешь: "Какой кошмар, буду позориться". На самом деле — а что юбка сделает? Когда выходишь, она закрывает ляжки и попу, а при движении все видно. Сейчас стараемся следить за модой, чтобы шить красивые купальники. Сохраняем информацию с модных показов, можем чуть-чуть взять оттуда идею, но сделать по-своему.

— Еще грядут изменения в правилах судейства, которые вы в последнее время детально изучаете. Как впечатления?
Д: Если честно, правила не очень. Что-то нравится, что-то нет. Но артистики станет больше, надо красиво показывать музыку, стиль, манеру — это про настоящую художественную гимнастику. Есть сложности, но сложно всем.
А: Есть много как плюсов, так и минусов. Мне нравится, что две танцевальные дорожки, то есть ты стала больше танцевать и показывать саму художественную гимнастику, меньше "бросай-лови". Ушел эффект предмета, зато появилась настоящая художественная гимнастика. Например, 16 секунд вообще обязательно просто танцевать с предметом.
Появились унитарные элементы, в которых можешь совмещать два элемента. Стало много однообразных упражнений из-за того, что они немного не продумали стоимость бросков, ловли, перекатов, поэтому все делают самый дорогой набор, а упражнения смотрятся одинаково в плане предмета. Ирина Александровна говорила, что если мы с головой подойдем к этим правилам, то все хорошо будет.

— Это заметно освежит конкуренцию в сборной? И так ведь напрягает, когда кто-то наступает на пятки.
Д: Напрягает. В зале напряженная обстановка, потому что молодое поколение уже смотрит на нас типа: "Что вы еще тут делаете, не пора ли на пенсию? Уступите нам дорогу". Но это я так чувствую. Считаю, каждый должен добиваться сам, мы же тоже были на длинной скамейке запасных, двигались все ближе и ждали своего момента, тренировались, чтобы показать результат. Мы не смотрели на Яну (Кудрявцеву) и Риту (Мамун) с посылом "Заканчивайте быстрее". Наоборот, я от них фанатела и что-то брала от них, чтобы быть такой же крутой.
А: Конкуренция есть в любом виде спорта, она чувствуется. Иногда даже смотрят косо. Но каждый от нее становится только лучше, ведь видит, как другой что-то делает, и хочет тоже научиться.
Д: Главное, что заканчивается тренировка, и все хорошо общаются — это плюс. Все, что происходит в зале и на соревнованиях, там и остается, а в жизни все обычно.

— Сменяются ведь не только правила, но и ключевые лица в Международной федерации гимнастики. Следили за выборами в технический комитет?
Д: Да, это было на отдыхе. Как раз вечером узнали, что (на смену Наталье Кузьминой) выбрали Ноху Абу Шабана, Ирина Александровна написала. Пошли к ней, она очень радовалась. Мы тоже, это правда интересовало. Ирина Александровна очень переживала, поэтому мы ее поддерживали и сразу поздравили. Тогда она выдохнула. Посмотрим, что будет дальше. Не знаем, что сделает новая глава.
А: Раз Ирина Александровна дала понять, что это к лучшему, значит так и есть. Она в этом лучше разбирается.

В спорте надо быть стервой?

— На чемпионате мира, как и в Новогорске долгое время, вы жили в отдельных комнатах из-за регламента, а сейчас на базе вновь вдвоем. Как вам в итоге комфортнее на данный момент?
А: За последний год мы привыкли жить по одному, потому что так и жили еще с 2020 года. Нас расселили, мы жили за стенкой с дверьми нараспашку. Уже к концу прошлого года нас поселили вдвоем, так как знали, что мы и так ходим друг другу. Говорят: "Ладно, Аверины живут вместе". Так было и в этом году, но с середины июля мы жили порознь и не пересекались вообще до Олимпиады. Первое время из-за разлуки было сложно, но потом привыкли. Главное — вещи поделить (смеется). А в обычное время спокойно живем в разных квартирах — у каждой своя.

— И кто сильнее в быту?
Д: Ариша. Мне так лень, я даже пожалуюсь. У нас вообще нет времени, даже в свободные вечера по выходным вождение и уроки английского. Пока все закончим, пока перекусим — ложимся поздно, встаем рано. Если выходной, то он тоже расписан, и у нас так будет до Нового года. Так что устаем и лень убираться, даже времени нет.

— Как и на личную жизнь, вероятно? Соцсети же наверняка постоянно завалены, в том числе предложениями выйти замуж.
Д: Много пишет всяких левых людей, встретиться зовут. Поток в Direct стал больше.
А: Считаю, через интернет очень сложно знакомиться. Даже фотку можно сто раз отфотошопить перед тем, как выставить. Потом придешь на встречу…
Д: Это называется свидание (смеется).
А: Знаешь, бывают и деловые встречи, и могут просто позвать в парк погулять!
Д: Но пока ни с кем ничего у нас нет. Ни общения, ни встреч. Была и до сих пор есть закрытая база, вот мы на ней и сидим. Сейчас нет возможности, а когда начинается соревновательный сезон, то и времени. В голове одни тренировки, с утра до ночи в зале.
А: Жизнь идет, но всему свое время. Надо жить сегодняшним днем, ты не знаешь, что будет завтра. Можно строить планы, но не заниматься глобальным планированием.

— По характеру же вы четко делитесь на папину и мамину дочку?
А: Я на папу похожа, а Дина — на маму. Могу сказать, что у меня папин характер — более нежный, юмористический. И у старшей сестры тоже.
Д: А мы с мамой всех строим!

— Мне как раз запомнилась фраза Светланы Хоркиной, что в спорте надо быть стервой и даже чуть быдловатой...
А: Да, вот и у Дины подходит характер под спорт.
Д: Только последнее — не в плане общения с людьми, конечно. Это про поведение на площадке, с предметом, спортивную наглость.

— А какая у вас сейчас мечта вне спорта?
А: Сноуборд освоить и прокачаться в фигурном катании. Хочется, чтобы после карьеры пригласили в "Ледниковый период".
Д: Мы общались с Ильей Авербухом в Нижнем Новгороде, он предложил попробовать. Тренировались для себя, но потом вернулись в зал.

— С кем занимались?
Д: Первое катание у нас было с Ильей. Очень страшно.
А: Мне нет, я привыкшая падать. Это совместимые вещи (смеется).

https://rsport.ria.ru/20211203/averiny-1761348824.html
Форум » Гимнастки и тренеры / Gymnasts and coaches » Гимнастки России / Russian gymnasts » Дина и Арина Аверины (Россия)
  • Страница 26 из 26
  • «
  • 1
  • 2
  • 24
  • 25
  • 26
Поиск:

Книга Ольги Буяновой «Жизнь моя-моя гимнастика» уже в продаже!!! pastorelli-sport.ru

Copyright ALECorp © 2021
Все материалы, расположенные на данном ресурсе, были взяты из открытых источников интернета.
Все права на материалы, представленные на ресурсе, принадлежат их авторам, правообладателям и издательствам.
Ни администрация сайта, ни хостинг-провайдер, ни любые другие лица не несут ответственности
за правильность, точность, законность, достоверность материалов и за их использование!!!